limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №20828

Название: Уже не я. Часть 3
Автор: I.C.U
Категории: По принуждению, Жено-мужчины
Dата опубликования: Пятница, 05/10/2018
Прочитано раз: 5406 (за неделю: 42)
Рейтинг: 29% (за неделю: 0%)
Цитата: "Еще неделю после операции мне предстояло оставаться под присмотром медиков, которые каждый день придумывали для меня новые анализы и обследования. С волнением ожидая того дня, когда, наконец, выйду из дверей клиники и приму все права и обязанности, условности, преимущества и недостатки новой половой роли, я учился произносить глаголы с окончанием <а> и справлять малую нужду сидя, что поначалу меня несколько смущало. Оказавшись в больнице, первое время при посещении женского туалета я стеснялся и робел от страха, что кто-нибудь заметит у меня пенис и устроит скандал. Теперь же я смело заходил в дверь с нарисованной на ней большой буквой <Ж>, но иногда пугался, когда, стоя перед унитазом, по старой привычке пытался достать член и не находил его...."

Страницы: [ 1 ]


     - Так, посмотрим. - Доктор в белом халате строго посмотрел на меня и попросил подняться с койки. - Раздевайтесь, мне надо вас осмотреть.
     Оставшись совершенно голым, я почувствовал себя несколько неловко под пристальным взглядом врача, который почти наверняка был прекрасным специалистом, но оттого все же не переставал быть мужиком. О чем он думает сейчас? Презирает меня, наверное, смеется надо мной в душе.
     - Поднимите руки и повернитесь. Угу, так. - Надел резиновые перчатки и довольно бесцеремонно ощупал меня с головы до ног, обратив особое внимание на мои новые выпуклости.
     - Что ж, могу вам сообщить, что сканирование и тесты показали полное успешное окончание внутреннего и внешнего перестроения. - Он выпрямился и снял перчатки. - Что-нибудь беспокоит: неприятные ощущения, дискомфорт?
     - Да нет, все хорошо. Только мне кажется, что: - Я запнулся. - Груди немножко великоваты.
     - Ну, - улыбнулся врач, - это скорее плюс. Можете одеться.
     Я с облегчением натянул на себя больничную пижаму.
     - Завтра утром у вас операция. Перед вводом гормонального коктейля, который детонирует работу яичников и в целом перезапустит всю эндокринную систему, необходимо удалить пенис и мошонку.
     Я был готов к этому и просто утвердительно кивнул.
     - Это обязательное условие покупателя.
     - Я понимаю, доктор.
     - Вот и отлично, а сейчас отдыхайте.
     
     Утром следующего дня, когда мне делали клизму, я едва не сгорел со стыда. Затем тщательно выбрили лобок и промежность, уложили на каталку, прикрыв обнаженное тело прохладной простыней, отчего кожа покрылась мелкими пупырышками. Глупость какая, я ведь сам мог преспокойно дойти до операционной. Наверное, у них тут правила такие. Пока меня везли, я изучал потолок больничных коридоров и считал проплывавшие надо мной лампы, старался не давать свободы неприятным мыслям, не наполнять, и без того бешено колотящееся внутри, сердце тревогой и страхом перед новой жизнью. И вот я в ярко освещенной операционной лежу на разделочном столе. Вижу хирурга и его ассистентов, стены, облицованные белой плиткой, вижу закрытые жалюзи, за которыми наверняка скрывается окно. Вдруг вспоминается детство: бесконечные мотания с родителями по съемным квартирам, детский сад, где я впервые понравилась девочка, расположения которой я потом всячески добивался. Стоматолог в том детском саду, в кресле которого я тогда так здорово орал от страха. Школа, велосипед, о котором давно мечтал - подарок родителей. Первая бутылка пива, первое свидание с девушкой, первый настоящий поцелуй. А потом был институт: секс, алкоголь, ночные дискотеки:
     - Вы готовы? - Я видел, как под повязкой шевелятся губы хирурга. - Что-нибудь беспокоит? Вам сейчас дадут наркоз.
     В Дашку я в первый раз влюбился по-настоящему. Я не слишком нравился её маме, но это не мешало мне оставаться у них в квартире до поздней ночи. Чтобы нас не услышали, мы стаскивали постель с кровати на пол. Один раз занимались с ней сексом на пшеничном поле, где в высоких колосьях нас никто не мог увидеть; романтично, конечно, но не слишком удобно - было жарко, пыльно, а голую кожу постоянно щекотали и кололи невидимые букашки.
     - :наркоз: - Уловил я краем уха.
     Ещё запомнилось, как в театре мы с Дашкой ушли из партера на балкон. Спектакль был не слишком занимателен, и нам стало скучно. И вот там, на балконе, девушка запустила руку в мою ширинку и раздрочила мой член так, что я едва не кончил прямо в штаны. Потом обождала, пока я немного успокоюсь, нагнулась и отсосала, проглотив всю кончу:
     На лицо мне опустилась прозрачная маска, и за мгновение до бессознательного, я почувствовал сильный запах женской вагины. Нет, не надо! Я передумал! Отпустите! Но тут свет померк.
     
     И через мгновение вспыхнул снова. Теперь я находился уже не в операционной, а полулежал в ванне с густым полупрозрачным голубым киселем, через который смутно угадывались очертания моего тела.
     - Не волнуйтесь и постарайтесь не делать резких движений. - Предупредил меня чей-то голос. Ко мне подошла девушка в униформе больницы. - Я медсестра. Как вы себя чувствуете?
     - Хорошо: - Произнес я и осекся, услышав свой голос - томный, грудной женский голос.
     - После операции вас поместили в активный биораствор, который помог наномедам завершить формирование мочеполовой системы. - Словно лекцию читает - наверное, недавно окончила институт.
     - А:
     - Ваши голосовые связки также были модифицированы с помощью:
     - Нет, что вы сказали про мочеполовую систему?!
     Медсестра растерялась:
     - Ну, теперь вы полностью девушка.
     Я замер, а моя рука, преодолевая упругое сопротивление голубого геля, переместилась к паховой области.
     - Но как, разве вы не знали? - Казалось, девушка сейчас расплачется.
     Я нащупал выпуклый лобок, а чуть ниже, в самой промежности - две большие округлые складки кожи.
     - Знал, но: как то быстро всё это:
     До операции даже с шикарной бабьей задницей и гигантскими молочными железами я все ещё оставался мужиком - тогда все можно было остановить, повернуть процесс вспять. Теперь же, лишившись члена и получив взамен вагину, я превратился в девочку окончательно и бесповоротно - покупателю наверняка уже провели операцию, и мои причиндалы сейчас болтаются у него или у неё между ног. Конечно, есть и другой вариант - получить мужскую плоть донора, но для этого нужны деньги, очень большие деньги, которых у меня нет и никогда не будет. Но стоит ли думать об этом, терзать себя мыслью о безвозвратно утраченном, если я сам определил свою судьбу, без особых колебаний отказавшись от того, что в конечном итоге делало меня мужчиной, приговорив себя тем самым к дальнейшему существованию в женском платье.
     
     Еще неделю после операции мне предстояло оставаться под присмотром медиков, которые каждый день придумывали для меня новые анализы и обследования. С волнением ожидая того дня, когда, наконец, выйду из дверей клиники и приму все права и обязанности, условности, преимущества и недостатки новой половой роли, я учился произносить глаголы с окончанием <а> и справлять малую нужду сидя, что поначалу меня несколько смущало. Оказавшись в больнице, первое время при посещении женского туалета я стеснялся и робел от страха, что кто-нибудь заметит у меня пенис и устроит скандал. Теперь же я смело заходил в дверь с нарисованной на ней большой буквой <Ж>, но иногда пугался, когда, стоя перед унитазом, по старой привычке пытался достать член и не находил его.
     
     День выписки начался с Дашкиного появления.
     - Привет, вот и я! - В палату ко мне вбежала запыхавшаяся девушка. Её раскрасневшееся от мороза лицо радостно светилось, а сама она пахла снегом и апельсинами. - Вот, я всё принесла!
     Она опустила объемистую сумку на пол и, присев около неё, стала выкладывать на мою койку одежду.
     - Такой жуткий мороз, - щебетала она, - но зато солнышко яркое, а на небе ни облачка! Ну же, поднимайся, лежебока! Посмотри, что я тебе принесла.
     Потянувшись, я окончательно проснулся и сказал с улыбкой:
     - Привет. Хорошо, что ты приехала.
     - Где твои старые вещи? Их надо сложить сюда. - Даша осмотрела палату, но не увидела ничего, похожее на шкаф. - Пойду, спрошу у медсестры. А ты пока одевайся.
     Тряпки, что она принесла, были её собственными вещами: джинсы, теплый свитер, старая Дашкина дубленка. Теперь не имело смыла и дальше носить мужское, прятаться от окружающих; бабам - бабье. В отдельном пакетике я нашел новые колготы в упаковке и комплект белья, который я когда-то подарил Дашке. Как-то неловко было надевать на себя трусы, которые сам много раз стягивал с неё. Лифчик оказался слишком маленьким и покрывал груди едва ли на треть, лямки его едва не лопались от сильного натяжения. Ладно, пока хоть так. Затем настал черед колгот и верхней одежды.
     - Что, красавица, готова? - Дашка вернулась с охапкой моей старой одежды. - Ох, растянешь ты мне свитер своими титьками! Да ладно, не смущайся.
     И вот я вернулся в мир. Те же дома, те же люди вокруг, те же машины на дороге. Всё осталось прежним, но вместе с тем мир неуловимо изменился. Когда прохожие на улице смотрели на меня, я терялся, опускал или отводил в сторону глаза - от мысли, что теперь окружающие будут воспринимать меня девчонкой, делалось жутковато. Ну и ладно, привыкну. Не умер же, не стал калекой. Бабы - такие же люди, как и все.
     
     Новую жизнь я начал в одиночестве. Полного и унылого. Даже Дашка куда-то пропала. Позвонил бы кому-нибудь, да с беспросветного одиночества, когда ты предоставлен лишь сам себе. Нельзя сказать, что и раньше я имел тысячу друзей, но теперь я совсем остался один. Номер телефона пришлось поменять, чтобы те немногие друзья и знакомые, что были у меня раньше, не могли найти меня, узнать о произошедших со мной переменах. Быть может, с кем-нибудь из них я и свяжусь, но это если и будет, то очень и очень нескоро.


Страницы: [ 1 ]



Читать из этой серии:

» Уже не я. Часть 1
» Уже не я. Часть 2

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Ну а мои мычания она конечно поняла по-своему и, также очень коварно - сняла с меня брюки и, стащив с себя платье и трусики, неожиданно залезла на меня и опустилась своей сладкой нежной вагиной на мой колом стоящий член. Так что пришлось мне сделать чистосердечное признание, иначе Мара грозилась затрахать меня. Да как мне было чудесно в её тесной, горячей и такой соблазнительной вагине, а её сладкие поцелуи! Я сходил с ума от удовольствия. Ну а получив оргазм и извиваясь на мне, кончить она мне предложила в свою попку, чему я был очень рад. Да, а попка у неё похоже разработанная. И как мне было сладко в её тугой дырочке! Как мне не хотелось вставать с её упругого тела! Да когда мы стали одеваться, то она заставила меня немного покраснеть, неожиданно спросив меня в упор:
[ Читать » ]  


Нас было трое друзей. Наевшись шашлыка, мы перебегали от одной группы взрослых к другой весело, толкая, друг дружку, пока не разругались из-за какой то несущественной мелочи. После чего Макс с Лёшкой пошли купаться на старый пруд, а я обиженный на весь мир углубился в лес, где уже не было видно никаких костров и отдыхающих колхозников.
[ Читать » ]  


Почему-то я купаюсь голый, хотя никогда этого не делал. Оказывается это невероятно приятно. Каждой клеточкой ощущаю ласкающие волны. Я опять переворачиваюсь на живот и плыву как дельфин. Вода сама несет меня, а я лишь изгибаюсь как волна: вниз, вверх, вниз, вверх... Я уже не один, нас много, мы целая стая дельфинов, несущаяся по свободным волнам. Наши серые бока играют на солнце. Нас так много, что прыгая мы касаемся друг друга и даже иногда переворачиваемся, но продолжаем плыть. Неожиданная боль прерывает мой сон. Я не сразу понимаю, что это, где я и что происходит, но интинктивно пытаюсь убежать от боли. Что-то меня держит и не отпускает. Я зажат, не могу повернуться. Я слышу голос Алекса, он что-то говорит, но я не понимаю что. Перестаю биться, чтобы услышать, что говорит Алекс:
[ Читать » ]  


В комнате скрипнула кровать. Я насторожился, не надевая тапок, подошел к двери и заглянул в щель. На моей койке и в моей футболке на голое тело на коленях стояла Светка и мастурбировала. Футболка была ей, конечно, велика, открывала плечо и наполовину - правую грудь. Она действовала обеими руками, и получалось у нее очень хорошо, как под музыку - может, она умела играть на пианино, а может, печатать. Видно было, что она это дело знает и любит: она проводила пальцами и языком по губам, натирала кромкой выреза один сосок, а второй нащупывала сквозь ткань, гладила живот и бедра с обеих сторон, ну, а вторая рука занималась промежностью. Я подождал и посмотрел, пока она не завелась как следует. Больше всего меня удивило, что Светка иногда нюхала футболку: она что, на меня дрочит? Я зашел и сказал: "Не хорошо на хозяйской кровати кончать без хозяина," - и опустился на колени с другого края на матрас. Но у Светки хватило хладнокровия одернуть футболку и послать меня на хуй. Это, конечно, значения не имело, просто чуть-чуть озадачивало. Мы начали барахтаться на койке; у меня стояло так, что было больно; я жалел, что на мне джинсы, а не брюки, которые посвободнее. Светка сопротивлялась. Я вообще-то не хотел проблем с законом и предпочитал, чтобы она захотела и дала сама, поэтому я дал ей возможность потереться об меня и даже ударить. Руки у нее пахли одуренно. Но слишком долго это тянуться не могло, я был на взводе и терял контроль, а она вполне могла откусить мне нос, если бы я наклонился чуть ближе. Когда я взялся за дело всерьез, шансов у нее не осталось: все-таки мне 25, а ей 15 есть ли - не знаю. Я уронил ее на спину, руки прижал над головой своей левой, правой расстегнулся, раздвинул коленом ноги и вошел. Потом расцепил ее руки, опустил вдоль тела и оперся своими ей на предплечья. Я не хотел прижимать ее всем телом, надеялся, что она все-таки будет подмахивать. Но она опять меня удивила, она выкручивалась до последнего. Если бы я не был так взведен, я бы так быстро не кончил, и она бы успела мне что-нибудь вывихнуть. Блядь, как я кончил! Я думал, у меня позвоночник лопнет от удовольствия! А потом, да почти сразу, я почувствовал, что мой член как будто кольцами обжимают. Она все-таки тоже была заведена. Я заглянул ей в глаза, а она плюнула мне в лицо. Не вытираясь, я сгреб ее в охапку, и долго лежал сверху. Не люблю выскакивать сразу, как только кончу. Потом все-таки вышел, молча бросил ей ее одежду, застегнулся и ушел из дому. Ночевал у друга, вернулся, когда они уехали.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru