limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №20212

Название: Нина и Темка
Автор: Марат Бумагатель
Категории: Подростки, Инцест
Dата опубликования: Вторник, 13/03/2018
Прочитано раз: 26146 (за неделю: 95)
Рейтинг: 57% (за неделю: 0%)
Цитата: "Темка немного застонал, когда его семя фонтаном наполнила мамин рот. Его было много, очень много. Нина подставила ладони, что бы немного обуздать поток спермы. Она уже проглотила достаточно, но так и не распробовала вкус семени. Последние капли сыновней спермы, она раздавила языком, покатала их во рту и проглотила. Теперь она знает вкус Темкиного семени. И ей он понравился. Хорошенько облизав член и слизнув все до единой капли с ладошек, Нина поднялась с колен. Темкин член теперь опал, лишь отдаленно напоминая недавнего красавца. Она снова обтерла Темкин пах салфетками и вышла вымыть руки. Своего санузла в палате не было...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Нина сидела возле кровати сына и тихонько гладила его по голове. "Темка, сынок мой милый, вот все и закончилось. Спи хороший мой! Мой сынок, мое сердце!"-шептала она, глядя на безмятежное лицо спящего Артема.
     "Вам, мама, нужно ехать к профессору! Вот он вам поможет!"-говорил Нине молодой хирург. Артем сидел здесь же. Трость стояла рядом. "Ну, как же так, доктор?! Вы говорили, что все будет хорошо! А теперь нам нужно ехать невесть куда!"-сердилась Нина. Ее можно было понять. Ведь доктор обещал ей быстрое выздоровление и здрасте, приехали! Артем смотрел на маму и думал: "Подумаешь, нога немного криво срослась. И что? Вечно она паникует!" А Нина действительно паниковала.
     В своем родном городе, рядом с мамой и папой, Нине жилось очень хорошо. Старший брат с семьей жил на другом концу великой страны. В первые Нина влюбилась в восьмом классе. Но это было по детски и быстро прошло. А после института, Нина испытала настоящее глубокое чувство. Он был молодым специалистом, как и она. Работали рядом, бок о бок. И ни чего странного, что однажды очутились в одной кровати, в объятьях друг друга. Это был сон. Прекрасный сон. Пробудилась Нина после положительного теста на беременность. И сон прошел.
     Он отказался признавать себя отцем. Это был удар. Нина помнила лица родителей, узнавших о ее позоре. Ведь они его даже не знали. Знакомство с ним Нина оттягивала и оттягиваля. И вот дотянула! Мама плакала, а отец был в ярости. Нина умоляла отца не трогать негодяя. И так вон, что произошло.
     Первая беременность. Прерывать ее не рекомендуется. И Нина оставила жить плод своей не состоявшейся любви. Она уехала к дяде, брату отца. С малых лет, он души не чаял в Ниночке. Маленькой, проворной девчонке. Своих детей у него не было. Каждый приезд к дяде, был для того праздником. А сейчас Нина ехала к нему с повинной головой. Встречай, дядя, испорченную племяшку! Тетя Рима, жена дяди, заплакала узнав о ее горе. А дядя обнял Нину и укоризненно сказал жене: "Рима, Рима! Ну, чего ты голосишь? Дочка к нам приехала, да не одна. С внучком приехала! Радоваться нужно, а она плачет!" После этих слов Нина заплакала сама. От счастья.
     А теперь ее радость, ее счастье лежит на койке в палате, после перенесенной операции. Профессор сказал, что все будет хорошо и она может не волноваться. Так ведь и тот обещал тоже самое. Нина гладит голову сына. Ей здесь оставаться целые сутки. Она ни куда не пойдет. Она останется с ним. В палате есть еще одна койка. Она может лечь там, если захочет. Палата проплачена и соседей у Темки не будет. Ни кто не потревожит его сон. Дверь тихо открылась и на порог зашла санитарка. "Мама, вы здесь остаетесь?"-спрашивает она. Нина кивает. "Если я вам бутылочку оставлю, ни чего?"-спрашивает санитарка. Увидев удивленное лицо Нины она поясняет: " Если он помочится захочет!" Наконец Нина поняла. "Хорошо, оставляйте!"-говорит она и спохватившись спрашивает: "А, как я узнаю, что он пи... Ну, что он в туалет хочет?" Санитарка улыбнулась. "Да, у него, как у младенца все. Вначале поднимется, а потом кряхтеть начнет. Главное, что бы он простыню не замочил. Его, сами знаете, сутки переворачивать нельзя. Доброй ночи!"-объясняет санитарка на прощание. Господи, сколько бессонных ночей провела Нина рядом с кроваткой Темы! И вот еще одна.
     Артем зашевелился. Нина подскочила к нему. "Нельзя, нельзя! Лежи спокойно!"-прошептала она. Темка почувствовав мамины руки успокоился. Лишь слегка покряхтев. Опустив глаза вниз, Нина обнаружила не естественно приподнятую простыню. Понятно, пи... В туалет хочет ее сынок. Нина взяла бутылочку и откинула простыню.
     Это был не стручек маленького Темы, а красавец член выросшего Артема. Нине стало даже не ловко. И неожиданно она погладила член сына. Сына, частичка ее плоти, которой она дала жизнь. А сейчас, кусочек этой плоти торчал, готовый исторгнуть в пространство отходы жизнедеятельности. Нина с трудом совладала с негнущейся палкой сыновнего члена. У бутылки было широкое горло, но и туда Темкин член еле пролез. Зажурчала жидкость в бутылке и Тема вздохнув облегченно затих. Нина осторожно убрала бутылку. И не смогла разжать руку. Горячая плоть согревала мягким теплом. Упругая твердость члена напомнила Нине, как давно у нее не было мужчин. А она ведь женщина. Ей хочется ласки, мужской силы! Ей хочется члена во влагалище, во рту! Она еще раз хочет быть оттраханой!!! Боже, она извращенка!
     Пересилив себя, Нина разжала руку. Темкин член все еще продолжал стоять. Нина достала влажную салфетку и тщательно обтерла ею пах сына. Яички, член. Скомкав салфетку, она бросила ее в пакет. Глаза предательски косились на сыновний член. Нина поспешила укрыть Темку. Похоть потихоньку уходила. "Вот и хорошо!"-думала Нина-"Не хватает еще распалятся на собственного сына!" И Нина тихонько приподняла простыню.
     Пунцовый красавец и не думал падать. "Я только посмотрю! Только посмотрю! Должна же я знать, какой у него член! Я все таки мама!"-оправдывала себя Нина. Она смотрела на девственный член сына, чувствуя в сердце радость, похоть и стыд. Она чувствовала тепло исходящее от Темкиного ствола. Легкий запах жасмина, оставшейся от салфетки. И трепеща от возбуждения, Нина коснулась члена губами.
     "Не надо меня надувать!"-плаксиво проговорил Темка. Нина замерла в ужасе. Чуть приоткрыв затуманенные глаза, Темка повторил: " Не надо меня надувать! Я буду кушать!" Он снова закрыл глаза. И Нина вспомнила Темкино детство. Тогда он был худой, как хворостинка. Ни какие уговоры покушать не помогали. И вот однажды баб Рима сказала Теме: " Если ты не будешь кушать, мне придется тебя надувать!" Темке тогда было четыре годика. "Как надувать? Зачем?"-удивился он. "Ну ты же кушать не хочешь!"-отвечала бабушка-"Люди смотрят на тебя худого и думают, что мы тебя не кормим. Придется тебя надуть воздухом, как шарик. " "А как ты меня надуешь?" -полюбопытствовал Темка. "Как, как? Возьму твой стручек и буду дуть в него, пока не надую. А потом завяжу твой писюн в узел, что бы воздух не выходил и поведу на улицу. Смотрите все, как он поправился. И все тогда скажут: "Какой красивый, толстый мальчик. " Темка тогда испугался и потихоньку стал кушать. Попробовала и Нина как то пригрозить сыну надуванием. Темка снял штаны и опустив виновато голову сказал: "Надувай!" Тогда Нина удивилась, но продолжила играть роль строгой мамы. Она встала на колени и взяла Темкин писюн в рот. Маленькую кожаную тряпочку. Писюн ее сына. Нина слегка сжала его губами и покатала из стороны в сторону. С удивлением она поняла, что писюн отвердел. И тогда она качнулась вперед.
     Восспомянания Темкиного детства пронеслись легкой тенью. Нина держала в своей руке сыновний член, чувствуя себя последней шалавой. Она держала его наслаждаясь его видом и размерами. И не в силах противиться похоти, накрыла член сына ртом. Как же давно она не принимала член в рот! Какое же все таки блаженства чувствовать мужскую плоть во рту. Ее губы сомкнулись вокруг ствола и она замерла, насаждаясь заполненностью. Она качнулась вниз, к Темкиному паху, давая возможность члену сына упереться в корень ее языка. Подавив непроизвольный позыв, Нина попыталась продвинуть Темкин ствол глубже в глотку. К ее сожалению у нее ни чего не получилось. Нина подалась вверх, скользя губами по стволу, чувствуя губами все неровности сыновнего члена. Вот она замерла у самого верха. Язык проник в кожаный туннель и коснулся кожи головки. Это был девственный писюн, ни разу не оголявшейся для интимной близости. "Я буду твоей первой близостью, сынок. "-думала Нина, оттягивая рукой вниз кожу с головки сына. Нина лизнула шероховатую поверхность окончания головки. Она снова опустилась до самого корня языка. Пусть его головка почувствует нежность и жадность ее рта. Ей хотелось, что бы Темкин член побывал во всех уголках ее рта. За губой, за щекой. Провести им по деснам и наконец вынув его из зо рта поводить им по губам и лицу. Она наклонила голову и ухватила член сына зубами поперек, слегка прикусила, чувствуя его твердость. Провела губами вверх-вниз по члену. Наигравшись, Нина снова сжала губами Темкин ствол. Теперь ей хотелось испытать вкус его семени. Ее голова стала опускаться.
     Темка немного застонал, когда его семя фонтаном наполнила мамин рот. Его было много, очень много. Нина подставила ладони, что бы немного обуздать поток спермы. Она уже проглотила достаточно, но так и не распробовала вкус семени. Последние капли сыновней спермы, она раздавила языком, покатала их во рту и проглотила. Теперь она знает вкус Темкиного семени. И ей он понравился. Хорошенько облизав член и слизнув все до единой капли с ладошек, Нина поднялась с колен. Темкин член теперь опал, лишь отдаленно напоминая недавнего красавца. Она снова обтерла Темкин пах салфетками и вышла вымыть руки. Своего санузла в палате не было.
     Артем приоткрыл глаза. Это чудовищно и прекрасно! Его мама только что отсосала ему. Своему сыну! Какой кайф! Наверное это не хорошо и он должен возненавидеть свою мать. Но, за что?! Неужели за то, что она одинокая женщина, отдавшая все силы на него? Ни когда! Он будет любить ее по прежнему. И даже больше! Нет, он не может судить маму. Она еще молодая, симпатичная женщина. Конечно ей хочется нежности, хочется мужской ласки. Близости в конце концов! Нет, он не может ее ни в чем винить.
     Дверь осторожно открылась. Вошла Нина. Темка двинул рукой в ее сторону: "Ма-ма. " Нина подскочила к сыну. "Лежи, не шевелись! Тебе еще нельзя!"-зашептала она, укладывая сына. Нина склонилась над сыном. "Сынок мой милый!"-прошептала она целуя его в лоб. И внезапно впилась в Темкины губы поцелуем женщины. Когда все прошло и Нина оторвалась от сыновних губ, она услышала тихий шепот сына: "Ты, надуешь меня еще раз?"


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: maratbumagatel@mail.ru



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Всего в эту субботу мне досталось около полсотни рем-ней, может меньше: К концу порки я уже и не пытаюсь сдерживаться: мычу не переставая, сопли, слезы заливают лицо, полотенце: часть попадает на пол: Ощущения не то что малоприятные, а вообще кажутся запредельно жестоки-ми: (я наверное теперь и сидеть-то не смогу: всю следую-щую неделю - как буду работать: и на больничный не пой-дешь: не показывать же в больнице мой пострадавший зад:) Эта порка не то что в прошлую субботу: Не думал, что Людмила может так выдрать: (да-а в прошлый раз она меня, получается, жалела:)
[ Читать » ]  


А Ваня, оставшись один, к своему сладостному стыду вдруг почувствовал, как его петушок, шевельнувшись, стал бодро приподниматься... Блин! на какой-то миг у Вани мелькнула мысль, что всё это - какая-то не совсем понятная игра, и что игра эта явно зашла слишком далеко... Да, в самом деле: чего он хочет? Чего, собственно, он желает? Искренне наказать младшего брата? Ах, только не это, - тут же подумал Ваня, - не надо так примитивно дурить самого себя! Все эти "наказания" - лишь прикрытие, и нет никакого сомнения, что под видом наказания он хочет отхлопать маленького Ростика по его упруго-мягкой попке, и даже... даже, может быть, не просто отхлопать, а неспешно, с чувством помять, потискать округлые булочки, ощутив своей ласкающей ладонью их бархатистую, возбуждающе нежную податливость... ну, а дальше... дальше-то что?! Ну, помять-потискать, утоляя свой эстетический интерес к этой части тела... а дальше? Что делать, к примеру, с петушком, который пробудился и даже воспламенился, и всё это, нужно думать, явно неспроста? Петушок в самом деле задиристо рвался на свободу, и Ваня, непроизвольно сжав его безнадзорными пальцами через брюки, тут же ощутил, как это бесхитростное прикосновение отозвалось сладким покалыванием между ног... Нет, Ваня, конечно, знал, что может быть дальше в таких сказочных случаях, но, во-первых, знания эти носили сугубо теоретический характер, а во-вторых... во-вторых, маленький Ростик был родным братом, и не просто братом, а братом явно младшим, и здесь уже бедный Ваня был, как говорится, слаб и беспомощен даже теоретически... Конечно, если бы это был не Ростик, а кто-то другой... скажем, Серёга... . да, именно так: если бы вместо Ростика был Серёга, то весь сыр-бор сразу бы переместился в другую плоскость, и совсем другие вопросы могли бы возникнуть, случись подобное... а может, и не было бы никаких вопросов: в конце концов, почему бы и не попробовать? Из чистого, так сказать, любопытства - исключительно по причине любознательности и расширения кругозора... да-да, именно так: исключительно из чувства здорового любопытства, потому что в качестве голубого шестнадцатилетний Ваня себя никак не позиционировал... но опять-таки - всё это могло бы быть с Серёгой, если б Серёга захотел-согласился... но с Ростиком? с младшим братом?! Бедный Ваня вконец запутался, и даже на какой-то миг мысленно и интеллектуально размяк, не зная, что же ему, студенту первого курса технического колледжа, теперь, как говорится, делать... и только один петушок ни в чем ни на секунду не сомневался, - твердый и несгибаемый, как правоверный большевик в эпоху победоносного шествия по всей планете весны человечества, он с молодым задором рвался на свободу, своенравно и совершенно независимо от Ваниных мыслей колом вздымая домашние Ванины брюки...
[ Читать » ]  


Вдруг она не выключая воду пошла в раздевалку. Очевидно пришла банщица подумал я. Было слышно как открылась дверь. Затем она зашла снова и поставив ногу на скамью стала мыть промежность перебирая складки пальцами. Клитор при этом, как мне показалось стал ещё больше. Мой член стал подниматься снова. В этот самый момент, дело обрело совсем неожиданный характер. Сашка стоявший у крайней дырки громко шепнул; - Смотри!!! . Все прильнули к смотровым щелям. В помывочной стоял водитель директора пансионата дядя Серёжа. Прекрасно, можно сказать атлетически сложанный мужчина средних лет. Она кокетливо отставив ногу в сторону, что то промурлыкала. За шумом воды небыло слышно, что.
[ Читать » ]  


Расстегнув ремень и пуговицу на джинсах, я потянул за молнию на ширинке. Под джинсами оказались черные с белой полоской трусы. Когда трусы были сдвинуты вниз меньше чем в полуметре от лица оказался крупный толстый член. В возбужденном состоянии, по всей длине ствола обвитый венами, крайняя плоть не закрывала бордовую головку полностью. Большие начисто выбритые яйца на которые снизу давила резинка трусов.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru