limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №16926

Название: Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-7. Часть 1
Автор: Blaze
Категории: По принуждению, Эротическая сказка
Dата опубликования: Воскресенье, 26/04/2015
Прочитано раз: 14883 (за неделю: 14)
Рейтинг: 83% (за неделю: 0%)
Цитата: "Гермиона безразличным, опустошённым взглядом смотрела в потолок поверх плеча Малфоя. Он велел ей лечь на холодный пол чулана для мётел, навалился сверху и теперь пыхтел на ней, вгоняя в вагину гриффиндорки свой длинный хуй размашистыми, резкими, частыми толчками. Гермиона, однако, не чувствовала ни удовольствия, ни сильной боли - то ли её пизда была уже достаточно растраханной, то ли она уже воспринимала хуй Драко в любой из своих дырок как что-то такое же повседневное, как лекции или домашнее задание. Конечно, по приказу самого Малфоя она всегда возбуждалась во время секса с кем угодно, но со временем даже это невыносимое возбуждение стало нарастать медленнее...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Гарри Поттера и его мир придумала Д. Ролинг. Я просто играюсь с персонажами.
     
     - Ну, для негодников у меня всегда найдётся работа, - пробормотал старый завхоз Филч, выдавая Гарри и Рону ведро и тряпки. - Натрите пол от той лестницы до обеда, и чтоб до блеска! А вы двое, - он повернулся к домовикам, - присматривайте, чтобы эти двое никуда не смылись, а то знаю я этих гриффиндорцев... Понятно?
     
     Перверт и Монгрел - старые скрюченные домовики - охотно кивнули, коснувшись грязного пола длинными носами. Гарри и Рон тоже кивнули - весьма угрюмо.
     
     Шёл седьмой день с тех пор, когда они увидели, как их девушек - Гермиону и Джинни - пустили по кругу и дружно изнасиловали все старшие слизеринцы и слизеринки. Гарри не находил себе места от грызущей вины: как можно было раньше не заметить, что с его подругами творится что-то страшное? Не заметить, что проклятый Драко Малфой сделал Гермиону и Джинни школьными проститутками, заставив гриффиндорок выполнять все его извращённые больные фантазии? Теперь для Гарри и Рона спасти девушек было важнее всего на свете.
     
     Однако эту задачу сильно затрудняло назначенное Макгонагалл наказание - теперь всё свободное от занятий время Гарри и Рон проводили на отработках под присмотром двух домовиков. И в сравнении с Первертом и Монгрелом даже старина Кикимер выглядел бы добродушным ворчуном.
     
     Гермиона с Джинни и сами сторонились парней, и Гарри с Роном пока что могли только украдкой наблюдать за девушками на занятиях. Наблюдать - и наконец-то знать объяснение странному поведению гриффиндорок, и замечать приводящие в стыд и ярость детали:
     
     Гермиона впервые в жизни опоздала на трансфигурацию, и проскальзывает на своё место, неловко расставляя ноги (её трахали долго и тщательно, втроём или вчетвером, даже не уложились в перерыв) .
     
     У Джинни в волосах слипшиеся рыжие пряди и белая капелька на щеке (её перед зельеварением отвели за угол и дали в рот, кончили на лицо, и у неё не было времени толком очиститься) .
     
     Гермиона отвечает на вопросы Фливтика, с трудом ворочая языком (всю ночь сосала... сколько их было, четверо или пятеро? А после лекции слизеринцы опять ждут в мужском туалете) .
     
     Джинни ёрзает на жесткой скамье, пока не получает замечание от Биннса (снова трахали в зад... и с утра и в обед... какие у них здоровые дубины, как же больно сидеть) .
     
     У обеих соски твердеют и просвечивают сквозь полупрозрачные блузки, и Джинни с Гермионой прямо на травологии засовывают руки под короткие юбки, пытаясь незаметно для других мастурбировать. Некоторые оглядываются на них и хихикают. Потом гриффиндорки под каким-то предлогом поспешно выходят из теплиц (прошло четыре часа, пирсинг снова вибрирует, терпеть невозможно, придётся лечь прямо за этими кустами и лизать друг дружке...)
     
     Впрочем, у парней был ещё один способ следить за Гермионой и Джинни - Карта Мародёров.
     
     - Ну, за работу! - отвлёк Гарри и Рона от невесёлых мыслей Филч. - А то всё ходют и ходют; только вымоешь - сразу натопчут, - и Филч удалился, неразборчиво бормоча на ходу.
     
     - Как ты думаешь, они ответят на наше письмо? - спросил Рон, едва Филч скрылся за углом.
     
     - Да, я надеюсь, они смогут сделать это тайком от Малфоя, - ответил Гарри. - В любом случае, они хотя бы прочтут его и будут знать, что мы ни в чём их не виним и обязательно найдём выход.
     
     Письмо для рабынь прошлым днём Рон смог незаметно подкинуть Гермионе в сумку. Это было очень трогательное послание, где Гарри с Роном всячески извинялись за своё поведение в последние дни, утешали подруг, просили их держаться, уверяли, что будут любить их только сильнее, несмотря ни на что.
     
     Заканчивалось письмо обещанием вот-вот спасти рабынь. Рон честно себе признался, что насчёт этого обещания они были неоправданно оптимистичны.
     
     Гарри развернул Карту Мародёров и стал в который раз за последние дни искать на ней Гермиону и Джинни.
     
     - Опять, - прошипел он с такой гримасой, будто у него болели все зубы одновременно.
     
     Рон заглянул ему через плечо. Точки с именами "Гермиона Грейнджер" и "Джиневра Уизли" чернели на карте в одном из чуланов для мётел на четвертом этаже. Но эти точки буквально слиплись с двумя другими - "Драко Малфой" и "Кормак Макклаген". Словно в насмешку, будто парням и так было непонято, что сейчас делают с их девушками в том чулане, над именами гриффиндорок виднелись две надписи "Глубокий орал".
     
     Это было недавнее открытие Гарри и Рона - карта не только показывала имена людей, но и описывала, как именно эти люди занимаются сексом в данный момент. Гарри затруднялся сказать, ради какого мерлина его отец, Сириус и Ремус заколдовали карту таким образом, и не хотел об этом даже думать. По крайней мере, благодаря этим надписям на карте Гарри и Рон теперь в подробностях знали, какой насыщенной была половая жизнь Гермионы и Джинни в последние дни.
     
     С другой стороны, наблюдать по карте за каждым новым изнасилованием своих девушек было невыносимо. Гарри и Рон не впадали в жалость к себе только потому, что знали - Гермионе и Джинни сейчас намного хуже.
     
     Надпись над точками Малфоя и Гермионы изменилась - уже не "Глубокий орал", а "Классика". Рядом над точками Макклагена и Джинни надпись изменилась на "Анал".
     
     - Сестрёнка, Гермиона... Да что за ёбаный Мерлин творится! - в десятый раз за сегодня сказал Рон.
     
     ххх
     
     Гермиона безразличным, опустошённым взглядом смотрела в потолок поверх плеча Малфоя. Он велел ей лечь на холодный пол чулана для мётел, навалился сверху и теперь пыхтел на ней, вгоняя в вагину гриффиндорки свой длинный хуй размашистыми, резкими, частыми толчками. Гермиона, однако, не чувствовала ни удовольствия, ни сильной боли - то ли её пизда была уже достаточно растраханной, то ли она уже воспринимала хуй Драко в любой из своих дырок как что-то такое же повседневное, как лекции или домашнее задание. Конечно, по приказу самого Малфоя она всегда возбуждалась во время секса с кем угодно, но со временем даже это невыносимое возбуждение стало нарастать медленнее.
     
     "Если бы мне недели три назад сказали, что я буду каждый день ложиться под Малфоя и его дружков, я бы просто рассмеялась, - думала Гермиона, рассматривая трещины в потолке. - Я и Малфой? Я шлюха? Да это дикость, это же смешно, это невозможно. А сейчас он меня имеет - Мерлин, Малфой насилует меня! И я даже не могу заплакать, потому что мне всё равно - я привыкла к такому... несколько раз каждый день... Я даже рада, что Малфой сейчас меня просто насилует, он же может придумать и много чего похуже... Когда это кончится, как я устала, как мне гадко, как мерзко" , - бормотала она про себя.
     
     - Шлюхи сегодня вообще как сонные мухи, - недовольно сказал Кормак Макклаген и шлёпнул Джинни по молочной веснушчатой ягодице. Джинни, до того устало разглядывавшая стену перед собой, слегка дёрнулась и ойкнула. Она стояла раком, лицом к стене, пока Макклаген трахал её выпяченную попку. Он насиловал её в зад, ничуть не стремясь быть нежным, но в анус Джинни не в первый раз за последние дни входили большие члены, и она только слегка постанывала.
     
     "Не в первый раз... и не в последний, помоги мне Моргана, - думала Джинни. - Но я не шлюха, что бы они не заставляли меня делать. Надо это помнить. Мы что-нибудь придумаем с Гермионой, или Гарри с Роном придумают. Как я рада, что они написали это письмо, мы теперь хотя бы не одни. Они помогут... может быть. Они теперь знают правду... они знают, как я трахалась со всеми слизеринцами, с Гермионой, с кем угодно ещё, с Роном... как стыдно! Ладно, не надо об этом сейчас думать, надо помнить, что я не шлюха, не шлюха, не шлюха..."
     
     - Малфой, растормоши их, - сказал Макклаген.
     
     - Шлюхи, или вы сейчас же начнёте подмахивать, или я заставлю вас потрахаться с псом этого идиота Хагрида, - приказал Малфой. - Живее, у вас сегодня ещё много дел!
     
     "О чём он? Что он ещё придумал? - подумала Гермиона. - Хотя мне уже всё равно, намного хуже не будет. Пусть быстрее кончит и проваливает". Она обвила руками шею Малфоя и стала подмахивать, подаваться вагиной навстречу его члену. Драко улыбнулся и стал долбить её вагину настолько резко и часто, настолько хватало сил. Раньше Драко боялся, что Грейнджер после первых изнасилований быстро надоест ему, но теперь он знал, что ему никогда не надоест этот кайф - ебать грязнокровку, ебать во все дыры или смотреть, как это делают другие, унижать её, извращать, кончать в неё и заставлять её кончать под собой. Грейнджер уже стонала, царапала ногтями шею Драко, её пизда хлюпала под длинным членом насильника. Драко шумно выдохнул и стал кончать, наполняя спермой влагалище гриффиндорки. Он поймал её просящий вгляд и кивнул в знак разрешения - и тогда Гермиона кончила с криком наслаждения и стыда.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: blzzab@yandex.ru



Читать из этой серии:

» Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-7. Часть 2
» Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-7. Часть 3
» Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-7. Часть 4
» Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса-7. Часть 5

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Хорошо что вытяжка расположена как раз над ванной, а не сбоку, и когда она закрыла шторку, то я мог и дальше ей любоваться. Правда теперь, когда она близко подходила под воду, было хуже видно, т. к. вытяжка высоко, но всеравно я пытался рассмотреть каждый сантиметр ее тела. Она помылась и потом присела на дно ванны, душ взяла себе в руку и тут я понял, почему она так долго "моется". Она раздвинула свои ножки и направила струю воды себе на писечку, сполоснула ее и начала трогать себя, разглядывать... Мой член стоял колом, я начал дрочить, глядя как моя девочка изучает свое юное тело. Как я хотел чтобы мои руки сейчас исследовали ее письку. Она раздвигала свои половые губки, выгибалась чтобы заглянуть туда, теребила пальчиком клитор. После переключила свое внимание на грудь, стала мять ее, сжимать свои красивые сосочки, а вторая ручка продолжила поглаживать писю. Потом она направила душ себе на киску и одной рукой терла себя, а второй помогала струей воды.
[ Читать » ]  


Я слез с постели и стараясь не шуметь пошёл на кухню. Сделал два больших затяжных глотка красного вина, которое стояло на двери в холодильнике. Освежающий напиток, утолив жажду, разошёлся по всем клеточкам моего тела. Слегка закружившаяся было голова, опять стала свежая и я почувствовав прилив сил, вернулся в спальню. Милая лежала в том же положении, как я её оставил. Её тело было прекрасно и вновь манило заняться с ней малоизученным. Перевернул на спину и раздвинув как можно шире её ноги, согнул их в коленях. Передо мной вновь открытая и манящая пещерка, только уже спереди. Тут я заметил, что её сфинктер не полностью закрылся и моя сперма залитая в задний проход медленно вытекает на простынь. Тогда я просто прильнув губами слизнул этот подтёк. Провёл язычком по внутренним стенкам влагалища, вылизывая все складочки. Потрогал им маленькую кнопочку клитора, которая тут же слегка вздрогнула. Тогда я снова и снова лизнул её. Я скорее ощутил, чем заметил, как тело Елены слегка стало подрагивать на каждое моё прикосновение к этому месту. Опять удалил языком вытекший тоненький ручеёк из зада. И вновь стал слизывать все соки, начавшие истекать из влагалища. Пока работал язычком по кругу и наслаждался великолепными нектарами милой, мой конец принял опять боевую стойку. Мне показалось забавным подрагивания Ленкиного тела, когда я касался клитора. Я тогда специально стал только его возбуждать. Её тело ответило протяжной мелкой дрожью а само как-то напряглось. Такое ощущение, что она кончала. Я прекратил ласки языком и вставил в горячее лоно три пальца. Вспоминая, как лазил рукой там у неё внутри в Ялте, после солдатского траха, мне опять жутко захотелось повторить. Стал шевелить пальчиками. Мне показалось мало и я добавив ещё один, стал ладонь проталкивать по скользкому проходу, ощущая внутри скользкие и горячие стенки. Внезапно кисть, преодолев самое узкое место входа, протиснулась внутрь. Мышцы влагалища плотно обхватили запястье. Пальцами в нутрии обследовал каждую складочку, каждый выступ и бугорок. Слегка потянув руку на себя почувствовал, как вагина не хочет расслабляться и выпускать ладонь. Но постепенно мышцы начали поддаваться и вход понемногу раскрываясь, стал выпускать смазанную выделениями кисть. Когда рука была полностью извлечена, я снова приготовился впихнуть её обратно. Но как только стал пальцы вставлять в открытую ещё дырочку, раздался стон Ленки. Я испугался, что она может проснуться, в действии наркоза уже не был уверен. Я стал только легонько мокрыми и скользкими пальчиками размазывать всё по её влагалищу, не погружаясь вглубь. Опять, когда касался клитора, Лена издавала стон. Мне дальше терпеть было тяжело, приближался мой оргазм слишком быстро. Тогда не стал вставлять конец в Ленку, схватил её трусы и стал изливать в них свои начавшиеся уже потоки спермы. Вытер последние капли с головки о материю. Посмотрел на Ленку и увидел открытые её глаза, которые умоляюще смотрели на меня. Протянув две руки ко мне, ласково взяла мою голову и слегка привлекла к своей промежности. Не долго думая, языком стал ласкать её клитор. Лена выгнулась и издала протяжный стон. Руками вдавив моё лицо ещё глубже в себя, стала энергично подмахивать своим тазом. Всё мокрое, оно просто скользило по её раскрытым губам. Минут через пять она стала кончать, содрогаясь всем телом. Когда она расслабившись, отпустила мою голову, её глаза светились от счастья.
[ Читать » ]  


Вот - постановка на воинский учёт: мы, уже почти старшеклассники, в трусах и плавках ходим со своими личными делами из кабинета в кабинет, - нас собрали в горвоенкомате из двух или трех школ, и мы хорохоримся друг перед другом, мы отпускаем всякие шуточки, травим какие-то байки, тем самым подбадривая себя в непривычной обстановке; в очереди к какому-то очередному врачу я как-то легко и естественно, без всякого внутреннего напряга знакомлюсь с пацаном из другой школы, - он в тесных цветных трусах, и его "хозяйство" слегка выпирает, отчего спереди трусы у него ненавязчиво - вполне пристойно и вместе с тем странно волнующе - бугрятся, а сзади трусы обтягивают упругие, скульптурно продолговатые ягодицы, и вид этих ягодиц, сочно перекатывающихся под тонкой тканью трусов, привлекает моё внимание не меньше, чем ненавязчиво выпирающее "хозяйство" спереди, - я то и дело украдкой бросаю на пацана мимолётные взгляды - смотрю и тут же отвожу глаза в сторону, чтоб никто не заметил моего интереса; в очереди к какому-то очередному врачу он у меня неожиданно о чём-то спрашивает, я удачно отвечаю ему, он смеётся в ответ, глядя мне в глаза, и спустя какое-то время мы уже держимся вместе, занимаем друг другу очередь к очередному врачу, то и дело перебрасываемся какими-то ничего не значащими фразами, и когда всё это заканчивается, он, надевая брюки, зовёт меня к себе - послушать музыку; я соглашаюсь, - он живёт недалеко, и спустя менее получаса мы у него дома действительно слушаем музыку, а потом он показывает мне самый настоящий порнографический журнал; листая глянцевые страницы, я жадно рассматриваю не кукольно красивых женщин, а возбуждённых молодых мужчин, в разных ракурсах имеющих этих самых женщин и сзади, и спереди - во все места, - впитывая взглядом откровенные сцены, я, конечно же, мгновенно возбуждаюсь: мой член, наливаясь упругой твёрдостью - бесстыдно приподнимая брюки, начинает сладостно гудеть, и пацан - мой новый знакомый - тыча пальцем в глянцевую страницу, на которой загорелый парень, держа девчонку за бёдра, с видимым удовольствием засаживает ей в округлившееся очко, странно изменившимся голосом смеётся, глядя мне в глаза: "Не понимаю, зачем всовывать туда - девке... ну, то есть, в жопу - в очко... всовывать девке очко - зачем? В жопу вставляют, когда девок нет... в армии или в тюряге - там, где девок нет, парни это делают между собой... прутся в жопу - кайфуют в очко... а девке туда всовывать - зачем?" - пацан смотрит на меня вопросительно, и я, чувствуя, как стучит в моих висках кровь, пожимаю плечами: "Не знаю... "; невольно скосив глаза вниз, я замечаю, что брюки у пацана, сидящего на диване рядом, точно так же бугрятся, дыбятся, и оттого, что он, сидящий рядом, возбуждён точно так же, я возбуждаюсь ещё больше; мы молча листаем журнал до конца; "Вот - снова в очко... " - пацан, наклоняясь в мою сторону, тычет пальцем в предпоследнюю страницу, и я, стараясь незаметно стиснуть ногами свой ноющий стояк, невнятно отзываюсь в ответ какой-то нейтральной, ничего не значащей куцей фразой; мы ещё какое-то время слушаем музыку, - возбуждение моё не исчезает, оно словно сворачивается, уходит в глубь тела, отчего член медленно теряет пружинистую твёрдость; когда я ухожу, у меня возникает ощущение, что пацан явно разочарован знакомством со мной - он не говорит мне каких-либо слов, свидетельствующих о его желании знакомство продолжить; а я, едва оказываюсь дома, тут же раздеваюсь догола - благо дома никого нет, родители еще на работе - и, ложась ничком на свою тахту, начинаю привычно содрогаться в сладких конвульсиях, - судорожно сжимая ягодицы, елозя сладко залупающимся членом по покрывалу, тыча обнаженной липкой головкой в ладони, подсунутые под живот, я думаю о пацане, который приглашал меня в гости послушать музыку... перед мысленным моим взором мелькают страницы порножурнала - я думаю о пацане, давшим мне посмотреть этот журнал, и мне кажется, что я понимаю, зачем он мне его давал-показывал, - мастурбируя, я представляю, что могло бы случиться-произойти между нами, если бы... если бы - что?
[ Читать » ]  


Я чувствовал как его головка входит в меня, я начал орать, заткнись сука и сунул в рот край покрывала стал увеличивать темп. Я орал но во рту было покрывало, потому звуки были глухие. Руками я впился в это же покрывало. Я думал он просто порвет меня, боль от жопы перешла к животу, было чувство будто он трахает меня до самого желодка, низ живота просто разрывала, не чувствовал не каких очищений приятных, кроме адского боли, я потом долго не мог понять что хорошо в анале... Трахал он меня очень долго, при этом в некотрое момент я почусвовал, что-то теплое в попе. Как я потом понял он кончил, но трахать не переставал. Мне хотелось сильно срать, хотя я знал что я чисты и с утра не чего не ел кроме одного йогурта. Полсе около полу часового траха он слез с меня, и с усмешкой сказал: вот и всё а ты боялась...
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru