limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №11349

Название: Продай Наташку! Часть 4
Автор: Борис Малкин
Категории: Подростки
Dата опубликования: Воскресенье, 31/01/2010
Прочитано раз: 37047 (за неделю: 51)
Рейтинг: 84% (за неделю: 0%)
Цитата: "Всхлипывания становились потише. Я ласково перебирал пальцами Наташкины позвонки, нежно (но не щекотно) пересчитывал ребрышки, а сам раздувался от гордости: план мой сработал на все сто, остались мелочи (но теперь мне Наташка уже никак не сможет помешать довести его до конца) . А главное: мне не пришлось ее ломать, уничтожать, пригибать ниже плинтуса - как обязательно сделал бы на моем месте Мишка. Не пришлось, потому что к этому моменту, в результате сегодняшнего спектакля, в глубине души Наташка уже признала наше право ее воспитывать. И наказывать за непослушание. Как бы ей ни было сейчас обидно и больно, как бы она на меня не злилась - но понимала, что получила за дело. А значит, для нее это не стало катастрофой, хотя и заставит слушаться побольше...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Ясно, что их возня "мешала нам с Мишкой спать". Но наши угрозы были все занудней, да и девчонки, отозвавшись: "хорошо-хорошо!", сами шушукались: пацаны просто бурчат - можно не обращать внимания.
     Прошло около часа. Я решил, что пора. Наш спектакль был почти закончен. Оставался только маленький финальный акробатический этюд, и потом мое длинное соло в конце. Я сказал: "все, вы как хотите, а я сплю".
     Это был условный сигнал. "Последний раз предупреждаю: сейчас получите!" - подхватил Мишка. И почти сразу с кровати голышек раздалось дикое ржание: услышав Мишкину реплику, наши актриски с двух сторон защекотали и затискали Наташку.
     "Ну нет, " - сказал я, - "надо эту троицу разлучить. А то до утра спать не дадут". Не спеша, якобы очень неохотно, выбрался из постели и включил свет.
     Мишка тоже встал, почти натурально зевая и ругаясь. Мы подошли к голышкиной кровати и сдернули с них одеяло.
     Лежащая с краю Ленка навалилась животом на Наташку, вцепилась в нее руками и закинула ногу. Выглядело это так, будто она уползает от нас, но на самом деле она принимала удобную для Мишки позу. Тот сразу же ухватил Ленку в "подъемный кран" (просунул одну руку ей между ног - так, что ладонь легла на письку, другую поперек сисек) и потащил Ленку из постели. Она заболтала ногами, запищала сквозь смех, и отпустила Наташку только когда та оказалась на краю кровати - чтобы мне лишний раз не тянуться.
     Я сразу выдернул истошно вопящую Наташку с постели, обняв поперек живота, прижал к своему боку, и пошел к выключателю. Она висела у меня подмышкой вверх спиной, попкой вперед, и на ходу я отвесил голышке два-три несильных шлепка: "да что же это такое? Устроили концерт среди ночи! По-человечески не понимаете, когда вас просят?" Мишка в это время уже укладывал Ленку в свою кровать, ругаясь на чем свет стоит.
     Я волок малышку, а сам в это время думал, что все повторяется в этом мире: год назад у меня подмышкой точно так же брыкалась и пищала Ленка - в наш первый с ней день...
     Выключив свет, я сунул Наташку в свою постель под стенку и залез сам, продолжая ее держать. Свободной рукой укрыл нас одеялом, перевернулся на спину, и... отпустил малышку. Да, отпустил. "Теперь - носом к стенке, и чтобы через минуту ты уже спала! Я проверю".
     Наташка давно перестала понимать, как себя нужно вести и что нужно делать. Весь вечер мы раскатывали ее, как на качелях - от уверенности, что она попала в пещеру разбойников до такой же твердой убежденности, что она дура, и все страхи себе придумала сама...
     Вот и сейчас: только что она видела, как Мишка схватил Ленку за письку и сиськи, сама она была позорно отшлепана, вот-вот с ней должно было случиться что-то еще страшнее - и вдруг Наташка очутилась на свободе. Оказалось, от нее не добивались ничего, кроме того, чтобы она дала поспать.
     Я лежал на спине, пошире раскинув ноги, и ждал, пока Наташка пыталась собрать мысли в кучу. Спокойно ждал, потому что на сто процентов знал, что голышка сделает сейчас - не может не сделать. И я не ошибся.
     Наташка в который раз за вечер убедилась в своей безопасности. Увидела, что на самом деле к ней никто не пристает и не приставал. Ситуация оказалась совершенно нормальной, естественной и привычной для нее: это Наташка плохо себя вела, а старшие воспитывали ее и требовали послушания. И она успокоилась.
     А когда успокоилась - поняла, что от нее хотят, чтобы она сейчас уснула под одним одеялом с мальчишкой (ужас!) совершенно голой (кошмар!) , может быть, случайно обнять его ночью во сне (и подумать страшно!) ... Пережить такие страсти Наташка, конечно, не могла. И она решила рискнуть.
     Я почувствовал, как голышка завозилась, и приготовился. Чтобы смыться, она должна была перелезть через меня. Это мне и было нужно.
     Я дождался момента, когда девчонка оказалась на четвереньках надо мной и уже собралась лезть дальше - то есть, начала снова разводить ножки. Ноги у меня были разбросаны чуть ли не по всей кровати, поэтому обе Наташкины коленки стояли между ними. Руками она упиралась в постель по обе стороны от меня.
     Тренировки на Ирке и Ленке не прошли зря: сейчас я все сделал буквально в секунду.
     Резко разведя руки, я подбил голышкины ручонки влево и вправо. Лишившись опоры, она упала мне на грудь, а ее ручки распахнулись в стороны, как самолетные крылья. Я сразу набросил на них поперек свои, прижав к себе Наташкины ручки у самых ее плеч. Малышкины лапки были зажаты практически у меня подмышками. Мокрощелка могла шевелить ими, но в любом случае они так и оставались торчащими в стороны - то есть, бесполезными. А мои руки при этом остались почти полностью свободными!
     Одновременно я согнул ноги в коленях, мои ступни встали на простынь между Наташкиными щиколотками. И тут же, не отрываясь от простыни, скользнули между ножками девчонки вверх, к головам кровати, разводя голышкины коленки шире. Как только я прошел эти коленки, то развернул ступни (чтобы пальцы ног смотрели в разные стороны) , и - все так же продолжая прижимать их к простыне - стал разгибать ноги: мои ступни теперь двигались в ноги кровати и в стороны. Так я верхними сводами стопы толкнул коленки голопопика, заставив ее одновременно и разогнуть, и развести шире ножки. Наташка упала на меня и пузиком, а мои ноги оплетали и держали ее ножки - причем, движением ног при желании я мог раздвигать мокрощелкины ножки так широко, как только захочу.
     Рассказ вышел длинным, но на самом деле все произошло мгновенно: только что Наташка переползала через меня, - бэмс! - уже плюхнулась сверху и затрепыхалась, еще не понимая, что вырваться из такого захвата не сможет никак.
     Опомниться голышке я не дал. Сказал: "ну все, вот теперь ты меня достала!", откинул одеяло и, продолжая ее держать в той же позе, от всей души отшлепал обеими руками.
     Наташка верещала зайцем, возила руками по постели, пыталась дрыгаться и после каждого обжигающего шлепка отдергивала попку вбок, услужливо подставляя ее мне под другую руку.
     Я крепко, по-настоящему, отлупил мокрощелку: "сколько ты еще вышивать будешь? Сколько тебя просить можно? Что ты не угомонишься никак?" и оставил в том же положении, не отпуская.
     Голышка ревела взахлеб, совсем по-детски. Я дал ей порыдать еще несколько минут, а потом стал осторожно и ласково гладить по спинке: "ну все, уже все... успокойся... что ж ты такая непослушная... дурочка ты моя маленькая... ".
     Всхлипывания становились потише. Я ласково перебирал пальцами Наташкины позвонки, нежно (но не щекотно) пересчитывал ребрышки, а сам раздувался от гордости: план мой сработал на все сто, остались мелочи (но теперь мне Наташка уже никак не сможет помешать довести его до конца) . А главное: мне не пришлось ее ломать, уничтожать, пригибать ниже плинтуса - как обязательно сделал бы на моем месте Мишка. Не пришлось, потому что к этому моменту, в результате сегодняшнего спектакля, в глубине души Наташка уже признала наше право ее воспитывать. И наказывать за непослушание. Как бы ей ни было сейчас обидно и больно, как бы она на меня не злилась - но понимала, что получила за дело. А значит, для нее это не стало катастрофой, хотя и заставит слушаться побольше.
     Я запустил руки ей в волосы, погладил по голове, и перекатил эту головку, чтобы достать до обоих ушей. Крепко ухватив за уши, поднял Наташкину башку и стал по очереди целовать в зареванные глаза, продолжая нести какую-то ласковую ерунду.
     Под краем матраса (так, чтобы я мог достать, не выпуская девчонки) , у меня была заранее приготовлена пара-тройка нужных по сценарию вещей. Сейчас я нашарил там носовой платок, осторожно вытер Наташке нос и заставил высморкаться.
     Потом стал целовать в мордашку, - нежно, как целуют маленьких детей, - никуда конкретно не целясь, а руками по очереди стал ее сверху вниз гладить по спинке: начиная от самой шейки и спускаясь к пояснице.
     Наташка почти успокоилась и только иногда всхлипывала. "Отпусти!" - попробовала выдернуться из моего захвата она.
     "Нет", - продолжая ее гладить, ласковым тоном ответил я, - "ты ведь маленькая врушка. Опять пообещаешь, что ты себя будешь хорошо вести, я тебя отпущу, а ты опять начнешь колбаситься. До утра проскачешь". Ничего подобного Наташка не обещала, но я был уверен, что она это не сообразит. Она ведь считала, что баловалась и вообще вела себя плохо.
     "Так мне что, так и спать, что ли?" - Наташка вдруг фыркнула. Я из непонятного чужого мальчишки уже становился ее близким другом.
     "Твои проблемы!" - неестественно свирепо прорычал я, и она уже откровенно хихикнула.
     Я продолжал ее медленно гладить по спинке. Рука ложилась Наташке на шейку, сползала, слегка касаясь, к пояснице и отрывалась от тела - а в это время другая рука шла вниз.
     Но постепенно, совсем незаметно, руки мои стали отрываться от малышкиной спинки чуть-чуть позже. И вот я уже начал поглаживать и верхнюю часть ее попки. Наташка не сразу это заметила, потому что изменения были очень медленными, с каждым проходом руки мои спускались всего на какой-то сантиметр дальше.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: len-ka@newmail.ru



Читать из этой серии:

» Продай Наташку! Часть 1
» Продай Наташку! Часть 2
» Продай Наташку! Часть 3
» Продай Наташку! Часть 5
» Продай Наташку! Часть 6

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Тетя Зина от неожиданности аж прикусила мой член, я держал её за голову, что бы она ни могла ничего сказать Васе. Я был в шоке, когда почувствовал, как Зина начала сосать мой член с нарастающей энергией, но на секунду оторвавшись, сказала Васе: "Быстрее уходи, мой муж вернулся", Вася был в шоке не меньше чем я, он буквально выскочил на улицу. А я, не веря в суть происходящего, почувствовал, как снова кончаю в рот Зины.
[ Читать » ]  


- Это ты, глупая девченка. Но я бы решила, что мы ошиблись в тебе, если бы ты сразу согласилась. Тебе выпал шанс изменить свою жизнь. И не только свою, но и тысяч, миллионов людей. Помочь им и в первую очередь себе выбраться из нищеты, стать друзьями, любовниками, родственниками. Конечно нужно будет приложить огромные силы, но ведь с тобой будет вся огромная семья фонда, её связи, власть, финансы. Ты ведь видела наших друзей, с браслетами на руках? Это наши друзья, которые прилетели по первому моему зову из всех концов земного шара. И сейчас это их первая помощь тебе. Да, именно тебе, потому что это твоя страна. У ваших военных есть девиз"Кто, если не мы", это точно так же относится и к тебе и ко мне и к нему. Наш любимый организовав фонд, сделал счастливыми людей. И кто бы им помог если не он? Кто помог бы мне? Кто поможет тебе? - Анна волновалась, даже ореолы сосков потемнели.
[ Читать » ]  


Наконец мама успокоилась. Отстранившись от ее клитора, я увидел лужицу влаги в распахнувшемся меж малых губ отверстии. Мой член ломило от напряжения. Я навалился на мамино тело и всадил ей второй раз. Она, дважды кончив, уже слабо реагировала на мое вторжение, но я твердо решил довести дело до конца...
[ Читать » ]  


Иногда Лена встречала меня в грубошерстном свитере на голое тело. В этом случае ее соски к моему приходу стояли не хуже моего члена, а киска была совершенно мокрой. . Я испытывал большое удовольствие, доводя Лену до оргазма только лаской ее сосков. Она пыталась прекратить это дело (как ни странно, но она не очень любила ласки своих эрогенных зон, особенно во время секса, предпочитая им просто движение члена во влагалище) , но ее тело всегда подводило свою хозяйку, и перестав сопротивляться, она кончала с громкими стонами. Впрочем, она тут же получала то, что хотела - возбужденный ее оргазмом и своими ласками, я переводил ее в партер и начинал трахать, доставляя нам обоим желанное наслаждение.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru