limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №10360

Название: Голубой калейдоскоп. Часть 3
Автор: Pavel Beloglinsky
Категории: Гомосексуалы
Dата опубликования: Пятница, 06/03/2009
Прочитано раз: 9855 (за неделю: 5)
Рейтинг: 87% (за неделю: 0%)
Цитата: "Снова - весна: на перекрёстке, под фонарём, льющим ровный молочный свет, два мальчишки стоят на весеннем ветру и, неотрывно глядя друг другу в глаза, говорят о чём-то малосущественном, совершенно пустом... два мальчишки, стоящие на весеннем ветру, сами не знают, о чем они говорят, - они, опьянённые весной, опьянённые своей шумящей юностью, неотрывно смотрят друг на друга и, чувствуя друг к другу непонятное, сладко волнующее, томящее притяжение, говорят буквально обо всём - говорят и никак не могут наговориться... они говорят и говорят, тут же забывая, о чем они говорят, эти два мальчишки, стоящие под фонарём, и весенний ветер, весело подхватывая, несёт их слова по пустынной улице - уносит слова их прочь......"

Страницы: [ 1 ]


     Вот - лето; дачный посёлок; огромное красное солнце садится за дальний лес; километрах в двух от поселка - большой пруд, называемый озером, - мы искупались и, обсыхая, стоим на берегу - нежимся в лучах заходящего солнца; мы - это я и мой новый приятель, пацан с соседнего дачного участка; его родители купили дачу весной, и я знаком с пацаном не больше месяца; пацан мне нравится: у него атлетическая фигура, симпатичное мужественное лицо, короткая стрижка, - мастурбируя перед сном, я уже несколько раз мысленно воображал его в своих неуёмных фантазиях; мне почему-то кажется, что каких-либо чувств, похожих на мои, он испытывать не способен, и это наполняет мою душу ощущением грустной безысходности, - мы стоим в плавках у самой кромки воды, и, когда он отворачивается, чтоб отогнать вьющихся вокруг нас мошек, я незаметно рассматриваю его стройное тело, которое в своих подростковых фантазиях я уже не раз ласкал перед сном; он старше меня на год, и дорожка из мокрых, прилипших к животу черных волос опускается у него от пупка к верхней кромке плавок, покойно бугрящихся в области паха; он отгоняет мошек, мы смеёмся, о чём-то говорим, поворачиваясь к заходящему солнцу то передом, то задом, и я, то и дело бросая на него мимолётные взгляды, думаю, что если бы он сейчас предложил мне взять у него в рот или, приспустив плавки, повернуться к нему задом, я бы сделал это, не задумываясь... но он - ничего такого не предлагает, и вообще: он, скорее всего, ни о чём таком не думает, - мы, о чем-то разговаривая, возвращаемся с озера, солнце скрывается за лесом, медленно сгущаются летние сумерки... и когда темнеет окончательно, я, стоя за утлым сарайчиком с возбуждённым, вытащенным из штанов членом, судорожно сжимая от сладости ягодицы, с наслаждением мастурбирую под звёздным небом - я думаю о своём новом приятеле, мысленно представляю его атлетическую фигуру, его мужественное симпатичное лицо, его покойно бугрящиеся плавки, под которыми исчезает-скрывается от пупка идущая дорожка черных волос...
     Вот - осень: первые дни последнего школьного года; суббота, я зашел за другом, чтоб идти на дискотеку, его родителей дома нет, мы выпили бутылку вина, чтоб выглядеть круто, и пока Женька, мой друг, одевается, я сижу тут же, в кресле; вино ударило в голову, и в голове приятно шумит - я смотрю, как Женька, стоя ко мне спиной, спускает трусы... за лето он загорел - был на море, и круглая его задница смотрится на фоне золотисто-бронзового тела белоснежно - я смотрю на его круглые, упруго налитые половинки, и мне хочется... мне хочется сделать то, что я уже делал время от времени с другом Женькой в своих одиночных фантазиях - член мой начинает медленно тяжелеть, а Женька не спешит надевать плавки: он стоит ко мне спиной, стоит голый, стройный, выбирая рубашку, его голые круглые булочки смотрятся необыкновенно возбуждающе, и здесь со мной что-то происходит - я говорю то, что еще никогда и никому не говорил... "Жека, - говорю я, - ты меня возбуждаешь... конкретно! Хуля ты стоишь с голой жопой? Или надевай трусы, или - иди сюда... я с тобой что-то сделаю... " - выпитое вино шумит в моей голове, и шумящее желание растекается по телу; "Смотри, чтоб я с тобой что-то не сделал... " - отзывается Женька; "Жека, бля... ты думай, что говоришь! Ты за слова свои отвечаешь?" - говорю я, глядя на круглую Женькину задницу; "Я?" - он поворачивается ко мне передом, и я вижу, что у него полноценный стояк: залупившийся член торчит, призывно алея крупной налитой головкой, - весело глядя мне в глаза, Женька нагло смеётся: "Видел? Я за слова свои отвечаю... "; член у него стоит, он возбуждён, и я, видя это, воспринимаю его возбуждённый член как сигнал к действию: поднимаясь с кресла, я делаю в сторону Женьки шаг, одновременно расстегивая свои брюки - жарко выдыхая в ответ: "Сейчас у меня увидишь ты... "; выпитое вино шумит в голове, и желание, стремительно заполняя тело, неостановимо рвётся наружу... дальше всё происходит как в тумане: мы стоим перед раскрытой дверцей одёжного шкафа, я, прижимая Женьку к себе, жарко мну, тискаю ладонями его упругие сочные ягодицы, он, приспустив штаны с меня, тискает ягодицы мои, и, стояками вжимаясь один в другого, мы при этом жарко, сладко, запойно сосёмся в губы... всё это происходит почти спонтанно, удивительно легко и потому совершенно естественно; Женька - голый, возбуждённый - молча тянет меня на свою тахту, и я, на ходу снимая с себя джинсы, через голову стаскивая рубашку, так же молча поддаюсь его натиску; оба голые, возбуждённые, мы снова сосёмся в губы, с упоением тремся сладко залупающимися липкими стояками друг о друга, безоглядно лапаем друг друга, ласкаем, с нескрываемым наслаждением тискаем; "Возьми в рот... " - шепчет Женька, толкая мою голову к своему паху; "А ты?" - я смотрю на него вопросительно; не отзываясь - ничего не говоря в ответ, он первым берёт мой член в рот, обжимает его горячими губами, и вот - лежа "валетом" на скрипучей низкой тахте, мы с упоением, с наслаждением сосём друг у друга возбуждённые, багрово залупившиеся члены, и всё это опять происходит так естественно, как будто мы в миллионный раз занимаемся самым заурядным делом, а между тем - еще полчаса назад я обо всеём этом мог только мечтать, - я впервые в жизни сосу половой член, и впервые член мой, горячо обжимая, влажно скользя по нему вверх-вниз, ласкают губы чужие... кончаем мы друг другу в рот, и делаем это почти одновременно: рот мой внезапно в одно мгновение наполняется горячей солоноватой спермой, и это для меня так неожиданно, что я тут же, не думая, машинально проглатываю Женькин эякулят, словно из стакана отпитый глоток киселя; впрочем, Женька делает то же самое - почти в то же самое мгновение глотает сперму мою, и делает он это тоже, как я понимаю, от неожиданности... сладость оргазма полыхает в промежности, - отсосали, кончили... кайф! Я так долго - столько времени! - думал-мечтал об этом, что теперь, когда это случается, я испытываю прежде всего чувство радостного, ликующего удовлетворения, что это - свершилось... "Ну, бля... прикололись мы... вообще... ", - вытирая тыльной стороной ладони мокрые губы, комментирует Женька то, что случилось-произошло, и непонятно, одобряет он или осуждает то, что случилось-произошло; больше мы с ним об этом не говорим - мы оба, не сговариваясь, делаем вид, что ничего такого между нами не было и в помине; а еще через час мы привычно тусуемся на дискотеке, у Женьки есть девчонка, он танцует то с ней, то с кем-то ещё, они ссорятся, мирятся - жизнь продолжается... или - жизнь каждого из нас только-только начинается? Я думаю о том, что случилось, думаю о Женькином члене - о его чуть солоноватом вкусе, думаю о впервые испытанных мною ощущениях, я мысленно прокручиваю шаг за шагом случившееся, и мне верится и не верится, что всё это было в реальности: "я сосал хуй" - неоднократно говорю я сам себе весь оставшийся вечер, то танцуя под гремящую музыку, то перекуривая в кругу пацанов, а перед сном, снова прокручивая всё это в памяти, я приспускаю в постели трусы - и долго-долго дрочу, задыхаясь от наслаждения... Потом у нас с Женькой это - взаимное сосание членов - будет ещё несколько раз, но каждый раз это будет случаться-происходить лишь тогда, когда мы оба будем пребывать в подпитии, - во всё остальное время мы, словно сговорившись, будем упорно делать вид, что всё это нам неведомо, ненужно, абсолютно неинтересно, а потому - всё это нас, друзей-приятелей, никаким образом не касается...
     Где - и когда - это всё начинается? В детстве? В отрочестве? В юности? Лето, солнцем залитый день... молодо зеленеют деревья, и тёплые апрельские вечера кажутся бесконечно - томительно - длинными... зима, лютующая морозами... огромное красное солнце садится за дальний лес... дождь, барабанящий по окну... тихая сухая осень - тонкие паутины плывут в хрустально-прозрачном воздухе... словно в калейдоскопе, где один причудливый узор непредсказуемо сменяется другим, из глубин моей памяти хаотично возникают мгновения собственной - и не только собственной - жизни, - я, как зачарованный пилигрим в ускользающий горизонт, всматриваюсь в непроходящее минувшее, и снова...
     Снова - весна: на перекрёстке, под фонарём, льющим ровный молочный свет, два мальчишки стоят на весеннем ветру и, неотрывно глядя друг другу в глаза, говорят о чём-то малосущественном, совершенно пустом... два мальчишки, стоящие на весеннем ветру, сами не знают, о чем они говорят, - они, опьянённые весной, опьянённые своей шумящей юностью, неотрывно смотрят друг на друга и, чувствуя друг к другу непонятное, сладко волнующее, томящее притяжение, говорят буквально обо всём - говорят и никак не могут наговориться... они говорят и говорят, тут же забывая, о чем они говорят, эти два мальчишки, стоящие под фонарём, и весенний ветер, весело подхватывая, несёт их слова по пустынной улице - уносит слова их прочь...


Страницы: [ 1 ]



Читать из этой серии:

» Голубой калейдоскоп. Часть 1
» Голубой калейдоскоп. Часть 2

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Когда это было снято, то Оля пpолезла опытной pyкой под её лифон, освободив пpекpаснyю, налитyю молоком и мёдом гpyдь, выставив её на всеобщее обозpение. Она стала нежно поглаживать их, отчего соски вскоpе затвеpдели. Hаташа всё ещё пpодолжала теpзать себя мyчениями, но вскоpе yспокоилась, опытные действия не менее опытной пpоститyтки заставили её сделать это, она пpивстала, легла на диван и надавила свеpхy на Олю, сладостpастно пpипавшей к гpyди, словно голодный младенец к своей матеpи, заставила её поpаботать в дpyгом стиле.
[ Читать » ]  


Девчонка оглянулась, остановилась, повернулась и медленно подошла ко мне. Никогда не забыть мне ее взгляда - отрешенный какой-то, безучастный, словно она с ума сдвинулась. Она присела передо мной на корточки, потом на колени встала и молча начала меня худенькими руками откапывать. Песок в стороны отгребать. Ей было, наверное, лет четырнадцать - не больше. Она и в женщину-то еще толком оформиться не успела. Губы у нее до крови искусанные были и как-то подрагивали. Она вся дрожала в нервном ознобе. У нее синяк над глазом синел. Ключицы выступали. Засосы на шее, на груди темными пятнами выделялись. Видно, поизмывались ребята над ней изрядно, от всей широты юной и еще неутоленной поганой души и плоти. Когда руки из песка высвободить смог, я стал сам себя откапывать. А она села рядам, отрешенная, и молчала. Она была похожа на изнасилованного кареглазого ангела с вырванными крыльями. Живьем вырванными.
[ Читать » ]  


-Повернись спиной и обопрись о ванну, -руки Николая грубо развернули меня и нагнули, - прогнись, чтобы я достал до твоих потайных глубин. Николай ещё раз плюнул себе на ладонь и хорошенько размазал всё у меня на дырочке. Секунда и головка мужского члена уже прижалась к моему заднему входу. Мужчина умело, придерживая рукой свой член с силой надавил. Мой анус раскрылся от напора и впустил в себя головку. Тут же его руки обхватили меня за бёдра не давай отстранится. Я покорно, как обычная баба стоял и ждал действий мужчины. Николай сжал в своих ладонях мои бёдра с такой силой, что я аж взвизгнул от боли. И тут-же его член резко, одним толчком оказался во мне. Мужчина просто натянул меня на свою плоть. Его мошонка прижалась к моей, а живот шлёпнул по моим ягодицам.
[ Читать » ]  


Пальцы сами теребили губки, пролезали внутрь, возбуждали... В голове было просто нечто: Она вернулась неожиданно с сообщением, так же, как и я писала и кончала: и не вынимая руки из совсем мокрых трусиков, другой рукой я писала... ПРОСТИ: НЕ МОГУ БОЛЬШЕ: СИЛ НЕТ: ТАК Я СЕЙЧАС ХОЧУ: И лежа на полу, я испытывала оргазм за оргазмом...
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru