limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №20134

Название: Новый Год 1978 года-5. Часть 1
Автор: Костя Сельский
Категории: Подростки, Инцест
Dата опубликования: Четверг, 15/02/2018
Прочитано раз: 23468 (за неделю: 102)
Рейтинг: 34% (за неделю: 0%)
Цитата: "Стоя лицом к лицу, перед сестрой своей мамы, я вогнал член ей в пизду, взял в ладони ее пухленькие как мячики, ягодицы, и стал ебать двоюродную сестру своей любимой мамочки в позиции стоя. Ебать тётку в стояка, было немного неудобно, член в её пизду входил под углом, но все же дико заводило вот так стоя сношать взрослую женщину. -Ой... ааа... оооойййй... аааа. Мамина сестра стонала и выгибалась навстречу моему члену и смотрела мне в глаза, слегка вытаращив свои красивые синие глазки, причем взгляд тёти Любы был затуманненым от похоти и страсти. - Хорошо, ещё, ещё, так, так. - Сынок, Костя, еби свою тётю милый. Говорила мне сквозь стоны тётя Люба а я ебал её как умел, сжимая ладонями её небольшую жопку, вгонял ей член в истекающию соком пизду, а она у нее была сочной в этот раз, прям текла вся. Нет что ни говори а ебать стоя взрослую женщину, свою двоюродную тётю и при этом мять ее жопу и смотреть ей в глаза, для меня тогда еще школьника было верхом сексуальных мечтаний. Тётку тоже похоже это безумно заводило, она сопела, стонала и дышала мне в лицо водкой и табачным дымом. В перемешку с запахом цветочных духов который шел от ее волос и он пьянил мое сознание...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     - Я что девчёнка восемнадцатилетния за тобой бегать, гаденыш? - Будешь еще заставлять тётю идти тебя искать? Мамина сестра взяла меня за куртку и впилась в мои губы, целовала в засос, ьяно сопя. От губ тёти пахло, помадой, водкой и табаком а от ее коротко стриженых волос, шел пьянящий запах цветочных духов. У меня и так член стоял при ходьбе, когда я к ней шел и думал какая пизда у моей мамы а сейчас он у меня и вовсе стал как каменный. Опытная блядь, тётя Люба, сразу это почуяла и целуя меня одной рукой стала мять мой член через штаны. - Что племяш, соскучился по тёте? Спросила мамина сестра оторвашись от моих губ, часто дыша. - Да тёть Люба, я целый день ждал когда наступит вечер. - Чтобы прийти к вам.
     
     Я растегнул пуговицы на шубке маминой сестры и сам поцеловал ее в губы, и стал мять ее небольшие сиськи прямо через тонкую вязаную кофту, в которой она была одета. - Не наглей, не наглей племяш? - А то тётя рассердиться и изнасилует тебя. - Хочешь??? Тётя Люба оттолкнула меня от себя и смотрела мне прямо в глаза, пьяным нахальным взглядом своих синих глаз. - Да, да, хочу, тёть Люба, изнасилуйте меня. - Шутливо сказал я маминой сестре и снял с неё шубку, а она растегнула молнию на моей куртке и стянула её с меня. - Сними с меня сапожки, гаденыш. - По твоей вине я их одела. Я нагнулся и по очереди снял белые импортные сапожки, с ножек любимой тёти, растегивая молнию на них, пальцы больше у меня не дрожали. Я был уже уверен в себе и не стеснялся тётю как вчера вечером.
     
     - Блин, Костя ну что ты делаешь? - Перестань, у меня ни один мужик ноги не целовал. Снимая второй сапог я покрыл поцелуями тётину ножку в темном плотном чулке. - А я поцелую, потому что я люблю вас тётя Люба! Я обнял мамину сестру, крепко поцеловал и подняв на руки, понес её из прихожей в зал на кровать. Мне дико хотелось засадить ей и снять напряжение в члене. - Не бросайся словами сынок. - А твоя тётя поверит тебе, и сама в тебя по уши влюбиться. Сказала мамина сестра, обнимая меня за шею. Я лежал сверху на тётке и целовал её милое и красивое личико. Мы с ней лежали одетые поперек кровати и целуя друг друга, часто дыша от возбуждения. - Ну Кость, блин ну что ты делаешь? - Ты сейчас мне юбку порвешь? Тётка уперлась руками мне в грудь а я лежа на ней, пытался снять с неё юбку и содрать одетые под юбкой, теплые чулки, вместе с трусами.
     
     - Пусти, я сама разденусь.
     
     Я отвалился с неё на бок, мамина сестра встала с
     кровати осматривая помятую мной юбку. - Блин всю юбку помял. - Я между прочим у твоей мамаши денег на нее занимала. - Вот заставлю тебя платить за неё.
     - Чем племяш отдавать будешь? - Мамина сестра сняла юбку, спустила с ног чулки, сняла кофту с блузкой и стояла передо мной в светлорозовых трусиках и в таком же лифчике. Глядя на полуголую тётю, я тоже быстро разделся и встал перед ней голый со стоящим как кол членом. - Вот этим, пойдет тёть Люб? И показал маминой сестре на член, спустил с неё трусики и уперся стояком тётке в лобок, обхватив ладонями её пухлую жопку. - Еще как пойдет. - Мамина сестра обхватила мой стояк рукой, помяла его пальчиками и посмотрев мне в глаза серьезно сказала. - Это самая дорогая плата для меня сынок.
     
     
     Тётя Люба стояла передо мной в одном лифчике и любовно поглаживала член своего двоюродного племянника школьника. - Костя, сядь пожалуйста на кровать и закрой глаза. Неожиднано попросила меня мамина сестра. - Зачем тёть Люб? Спросил я у тётки, садясь на кровать как она сказала. - Сюрприз хочу для тебя сделать. - Только ты не смотри. Мамина сестра подошла ко мне и завязала глаза платком, который висел на спинке стула. - Вот так надежней будет. - Чтобы ты не подглядывал?
     Я сидел на кровати с завязыными платком глазами и не понимал, какой сюрприз для меня приготовила распутная тётушка? Я слышал что она выдвигает ящики в бельевом шкафу стоящего возле окна.
     - Ну все племяш, открывай глаза и смотри на тётю.
     Я снял платок с глаз, думая про себя, чем меня хочет удивить шаловливая тётушка? И был поражен увиденным, на маминой сестре был одет широкий белый пояс, с белыми резинками и прищепками, к которым крепились черные нейлоновые чулки, одетые на ногах тёти. А на её небольшие сисечки был одет полупрозрачный черный бюстгалтер из шифона, вдобавок тётя Люба на ноги еще одела черные лакированные, как у моей мамы, туфли на высоком каблуке.
     
     - Ну как, идет мне? Мамина сестра покрутилась
     вокруг, и немного прошлась по комнате, переступая с ноги на ногу на высоких каблуках а ягодицы ее попки, призывно терлись друг об друга, дразня мой взгляд и вставший каменным член. - Французское нижнее белье, по блату достала. - И в первый раз перед тобой одела. - Нравиться племяш? Мамина сестра подошла к кровати и положила руки мне на плечи. А я не мог ей ответить слова застряли у меня в горле, ведь то что я увидел сейчас, было сногшибательно, сексуально и просто потрясно.
     Ведь на маминой сестре, было одето точно такое же сексуальное нижнее женское белье, как на той брюнетке, даме червей, карточной карте из колоды карт отца с голыми женщинами. Которую я семикласник стырил у него из бардачка его машины во время обеда и на которую целый год дрочил до пены пока эту карту у меня не утащили в школе. На той женщине сфотографии на карточной карте, был одет, точно такой же широкий белый пояс, с белыми резинками с прищепками, к которым крепились черные чулки. Только у той брюнетки с фото на карте, лобок был покрыт черными волосами а у тёти лобок, порос белесыми, светлыми с рыжинкой волосиками. Но та брюнетка на лицо была потасканой и страшненькой а тётя стоявшия сейчас передо мной и почти упираясь лобком мне в лицо. Была молодая, красивая и безумно сексуальная.
     
     - Да, да, тётя Люба, у меня даже слов нет. - Вы так красиво и сексуально в нем смотритесь. Я встал и обнял мамину сестру упираясь стоявшим как кол членом ей в лобок. Задрал на ней чёрный, полупрозрачный лифчик из шифона, и стал сосать соски её небольших но еще сравнительно упругих грудей. Одной рукой обняв тётку за талию я хотел завалить эту блядушку на кровать и наконец засадить ей, чтобы снять бешеный напряг в члене. Но тётка упиралась стоя на каблуках и наоборот тянула меня от кровати. . - Иди сюда, давай стоя с тобой попробуем? Тётя Люба встала посреди комнаты и раздвинула ноги как бы выпячивая лобок вперед и притянув меня к себе, рукой направила мой член в пизду. - Вот так его туда толкай сынок. Я быстро сообразил что от меня хочет мамина сестра, пареньком то я был толковым и все свахтывал на лету.
     
     Стоя лицом к лицу, перед сестрой своей мамы, я вогнал член ей в пизду, взял в ладони ее пухленькие как мячики, ягодицы, и стал ебать двоюродную сестру своей любимой мамочки в позиции стоя. Ебать тётку в стояка, было немного неудобно, член в её пизду входил под углом, но все же дико заводило вот так стоя сношать взрослую женщину. -Ой... ааа... оооойййй... аааа. Мамина сестра стонала и выгибалась навстречу моему члену и смотрела мне в глаза, слегка вытаращив свои красивые синие глазки, причем взгляд тёти Любы был затуманненым от похоти и страсти. - Хорошо, ещё, ещё, так, так. - Сынок, Костя, еби свою тётю милый. Говорила мне сквозь стоны тётя Люба а я ебал её как умел, сжимая ладонями её небольшую жопку, вгонял ей член в истекающию соком пизду, а она у нее была сочной в этот раз, прям текла вся. Нет что ни говори а ебать стоя взрослую женщину, свою двоюродную тётю и при этом мять ее жопу и смотреть ей в глаза, для меня тогда еще школьника было верхом сексуальных мечтаний. Тётку тоже похоже это безумно заводило, она сопела, стонала и дышала мне в лицо водкой и табачным дымом. В перемешку с запахом цветочных духов который шел от ее волос и он пьянил мое сознание.
     
     - Ой. . ой. . ойй... . йййй... аааа... . аааа...
     Вдруг сильно зайкала заскулила тётя Люба и стала кончать, схватив меня за жопу и больно впилась ногтями мне в ягодицы. - Ыыыы... . аааа... аааа... .
     Зарычал и застонал я, кончая тётке в пизду и тоже с силой сжав ее попу, стал натягивать ее на себя вгоняя и вгоняя член ей в кончающие влагалище. . С минуту наверное мы с ней еще стояли вцепившись друг другу в ягодицы и трясясь ловя остатки уходящего оргазма, пока мой член не упал в слизкой от моей спермы пизде маминой сестры, тётка отпустила свои пальцы с моей жопы, подняла с кровати свои розовые трусики и вытерла ими мой член, ими же подтерлась сама и повела меня на кухню... .
     
     - Солнце, родной мой, пошли радость, кормить тебя буду. Сказала мне мамина сестра, повернулась ко мне спиной и пошла на кухню, при этом ягодицы ее пухленькой жопки, так призывно смотрелись, терлись друг об дружку, когда тётя шла на каблуках, слегка переминаясь с ноги на ногу, то хоть по новой начинай еби ее, так она возбудающе выглядела сейчас сзади, в туфлях на высоких каблуках, черных чулках приклепленных на резинках к широкому белому поясу. Зрелище надо сказать не для слабонервных, у самого заядлого импотента я думаю встанет на такое.
     На кухне стол был накрыт сразу двумя развернутыми газетами "Сельская жизнь" если моя мамаша выписывала "Советскую торговлю" то ее сестра выписывала "Сельскую жизнь" хотя к сельскому хозяйству тётя Люба была равнодушна и у не даже не было огорода. Просто тогда время такое было что все выписывали газеты и журналы, подписка стоила копейки а газета нужная в хозяйстве вещь. Из неё можно и картуз на голову сделать во время ремонта и завернуть в неё можно было что угодно, да и в туалет без газеты не сходишь. Тогда в то время, с туалетной бумагой туго было и советские люди вытирали попу после туалета газетой. Удобно вдвойне сначала сидишь себе на толчке, читаешь газету и просвещаешся и после когда просветился, ею же и подтираешся. Мамина сестра подняла газеты со стола и я офигел, говоря современным языком "поляну" тётка накрыла зачетную. Чего там только не было, сыр трех сортов, колбаса и селедка "иваси" жирная и вкусная. Буженина и копченая рыба, болгарские огурчики и перчики, котлеты и вареное мясо, несколько видов салатов, шпроты и еще банки с консервами. А в центре стола гордо стояла бутылка "Сибирской водки" 0, 75 литра и крепкостью в 45° рядом с ней бутылка вина "Агдам" тоже 0, 75 и три бутылки, дефецитного в то время бутылочного пива "Ячменный колосс".


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: valet3793@gmail.com



Читать из этой серии:

» Новый Год 1978 года-5. Часть 2

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Папа не торопясь сел рядом с мамой. Так же перед камерой появилась семейная пара которая недавно была у нас в гостях. Лиза и Томас были старше моих родителей примерно лет на десять и выглядели как обычные местные т. е. не очень сексуально. Когда все были в сборе мама Гретты объявила о начале сбора. Но перед началом оргии она по традиции клуба подготовила шоу.
[ Читать » ]  


Даша выгнулась и попыталась еще ближе придвинуться ко мне. Не прекращая массировать клитор я вытащил член из ее пизды, прижал ее к кровати и направил член в Дашутину попку. Прижав головку к колечку ануса я чуть нажал и Дашин узенький анальчик приветливо раскрылся, пропуская меня внутрь. Аккуратно введя головку ярезко вставил член в Дашину попу по самые яйца и стал трахать ее анус, натирая ее клитор еще сильнее и энергичнее. Через минуты-полторы я с криком кончил Даше в попку и тут же жестко, со сквиртом, кончила и она. Фонтан из Дашиной пизды оказался высотой с метр и залил всю кровать. Я вытащил обмякший член из Дашиной попы и оттуда сразу потекла моя сперма
[ Читать » ]  


вика надела очередной наряд, это был костюм строгой учительницы. я уже потеряв всякий стыд усадил её к себе на колени и начал целовать и лапать. вот тут паренёк и не выдержал... слился в туалет, незаметно. я не увидел по крайней мере. а вика отстранилась, сказала, что сашка убежал дрочить в туалет. мы не громко посмеялись, а когда я хотел продолжить, вика велела мне надеть спортивный костюм. по этому сценарию я физрук, она строгий завуч, а сашка - застукавший нас школьник. я не думал, что сашка включится в игру, но мне было бы интересно взглянуть на его реакцию.
[ Читать » ]  


Их роту, роту молодого пополнения, сержанты привели в баню сразу после ужина, и пока они, одинаково стриженые, вмиг ставшие неразличимыми, в тесноте деловито мылись, а потом, получив чистое бельё, в толчее и шуме торопливо одевались, сержанты-командиры были тут же - одетые, они стояли в гулком холодном предбаннике, весело рассматривая голое пополнение, и Денис... вышедший из паром наполненного душевого отделения, голый Денис, случайно глянувший в сторону "своего" сержанта, увидел, как тот медленно скользит внимательно заторможенным взглядом по его ладному, золотисто порозовевшему мокрому телу, еще не успевшему утратить черты юной субтильности, - Денис, которому восемнадцать исполнилось буквально за неделю до призыва, был невысок, строен, и тело его, только-только начинавшее входить в пору своего возмужания, еще хранило в безупречной плавности линий юно привлекательную мальчишескую грациозность, выражавшуюся в угловатой мягкости округлых плеч, в мягкой округлости узких бедёр, в сочно оттопыренных и вместе с тем скульптурно небольших, изящно округлённых ягодицах с едва заметными ямочками-углублениями по бокам - всё это, хорошо сложенное, соразмерно пропорциональное и взятое вместе, самым естественным образом складывалось в странно привлекательную двойственность всей стройной фигуры, при одном взгляде на которую смутное томление мелькало даже у тех, кто в чувствах, направленных на себе подобных, был совершенно неискушен; из коротких, но необыкновенно густых смолянисто-черных волос, ровной горизонтальной линией срезавшихся внизу плоского живота, полуоткрытой головкой свисал книзу вполне приличный, длинный и вместе с тем по-мальчишески утолщенный - на сосиску-валик похожий - член, нежная кожа которого заметно выделялась на фоне живота и ног более сильной пигментацией, - невольно залюбовавшись, симпатичный стройный парень в форме младшего сержанта, стоя на чуть раздвинутых - уверенно, по-хозяйски расставленных - ногах, смотрел на голого, для взгляда абсолютно доступного Дениса медленно скользящим снизу верх взглядом, и во взгляде этом было что-то такое, отчего Денис, невольно смутившись, за мгновение до того, как их взгляды могли бы встретиться, стремительно отвёл глаза в сторону, одновременно с этим быстро поворачиваясь к сержанту спиной - становясь в очередь за получением чистого белья... и пока он стоял в очереди среди других - таких же голых, как он сам - парней, ему казалось, что сержант, стоящий сзади, откровенно рассматривает его - скользит омывающим, обнимающим взглядом по его ногам, по спине, по плечам, по упруго-округлым полусферам упруго-сочных ягодиц, - такое у него, у Дениса, было ощущение; но когда, получив нательное бельё - инстинктивно прикрывая им низ живота, Денис повернулся в ту сторону, где стоял сержант, и, непроизвольно скосив глаза, мимолётно скользнул по лицу сержанта взглядом, тот уже стоял к Денису боком - разговаривал о чем-то с другим сержантом, держа при этом руки в карманах форменных брюк, и Денис, отходя с полученным бельём в сторону, тут же подумал, что, может, и не было никакого сержантского взгляда, с неприкрытым интересом скользящего по его голому телу, - Денис тут же подумал, что, может быть, всё это ему померещилось - показалось-почудилось... ну, в самом деле: с какой стати сержанту - точно такому же, как и он, парню - его, голого парня, рассматривать? - подумал Денис... конечно, пацаны всегда, когда есть возможность, будь то в душевой или, скажем, в туалете, друг у друга обязательно смотрят, но делают они это мимолётно и как бы вскользь, стараясь, чтоб взгляды их, устремляемые на чужие члены, были как можно незаметнее - чтобы непроизвольный и потому вполне закономерный, вполне естественный этот интерес не был истолкован как-то превратно, - именно так всё это понимал не отягощенный сексуальной рефлексией Денис, а потому... потому, по мнению Дениса, сержант никак не мог его, нормального пацана, откровенно рассматривать - лапать-щупать своим взглядом... "показалось", - решил Денис с легкостью человека, никогда особо не углублявшегося в лабиринты сексуальных переживаний; мысль о том, что сержант, такой же точно парень, ничем особым не отличавшийся от других парней, мог на него, обычного парня, конкретно "запасть" - положить глаз, Денису в голову не пришла, и не пришла эта мысль не только потому, что всё вокруг было для Дениса новым, непривычным, отчасти пугающим, так что на всякие вольные домыслы-предположения места ни в голове, ни в душе уже не оставалось, а не пришла эта, в общем-то, не бог весть какая необычная мысль в голову Денису прежде всего потому, что у него, у Дениса, для такой мысли не было ни направленного в эту сторону ума, ни игривой фантазии, ни какого-либо предшествующего, хотя бы мимолетного опыта, от которого он мог бы в своих догадках-предположениях, видя на себе сержантский взгляд, оттолкнуться: ни в детстве, ни в юности Денис ни разу не сталкивался с явно выраженным проявлением однополого интереса в свой адрес, никогда он сам не смотрел на пацанов, своих приятелей-одноклассников, как на желаемый или хотя бы просто возможный объект сексуального удовлетворения, никогда ни о чем подобном он не думал и не помышлял - словом, ничего такого, что хотя бы отчасти напоминало какой-либо однополый интерес, в душе Дениса никогда ни разу не шевелилось, и хотя о таких отношениях вообще и о трахе армейском в частности Денис, как всякий другой современный парень, был наслышан более чем достаточно, применительно к себе подобные отношения Денис считал нереальными - совершенно невозможными, - в том, что всё это, существующее вообще, то есть существующее в принципе, его, обычного парня, никогда не касалось, не касается и касаться в будущем никаким боком не может, Денис был абсолютно уверен, и уверенность эта была не следствием осознанного усвоения привнесённых извне запретов, которые в борьбе с либидо трансформировались бы в четко осознаваемую внутреннюю установку, а уверенность эта, никогда не нуждавшаяся ни в каких умственных усилиях, безмятежно покоилась на тотальном отсутствии какого-либо интереса к однополому сексу как таковому - Денис в этом плане в свои восемнадцать лет был глух, как Бетховен, и слеп, как Гомер, то есть был совершенно безразличен к однополому сексу, еще не зная, что у жизни, которая априори всегда многограннее не только всяких надуманных правил, но и личных жизненных представлений-сценариев, вырабатываемых под воздействием этих самых правил, есть своя, собственным сценарием обусловленная внутренняя логика - свои неписаные правила, и одно из этих объективно существующих правил звучит так: "никогда не говори "никогда".
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru