limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №19074

Название: Кто ближе всех к руководителю. Часть 2
Автор: Георгий
Категории: Измена, Служебный роман
Dата опубликования: Среда, 22/02/2017
Прочитано раз: 15315 (за неделю: 37)
Рейтинг: 54% (за неделю: 0%)
Цитата: "Лживые глупые глазенки Василька бегали, Людмила Петровна была явно расстроена и напугана. Я орал, брызгал слюной, топал ногами и грозился невероятными карами обоим, если не угомонят сумасшедшую бабку. Василек оправдывался: мол, мама - очень пожилая женщина, не совсем здорова, и он с ней обязательно поговорит. Супруга его испуганно молчала, видимо, ожидая продолжения истории вечером дома. В конце концов я посоветовал обоим подыскивать новое место работы и выгнал из кабинета. Налил полный бокал коньяка, хлопнул его одним глотком и чуть-чуть успокоился...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Девушка в ответ протянула мне листочек, где записала фамилию-имя-отчество посетительницы. Фамилия совпадала с фамилией Людмилы Петровны и ее мужа, а имя и отчество ни о чем мне не говорили.
     -?
     - Это мать Василька.
     Ясно. Мать Василька, она же по совместительству свекровь Людмилы Петровны. Что ей надо-то?
     - Ну хрен с ней. Пусть заходит.
     Вошла пожилая заплаканная женщина, получила приглашение сесть:
     - Садитесь, пожалуйста! Что привело вас ко мне? Что случилось? У Василия какие-то проблемы? Рассказывайте. Чем смогу - помогу, конечно.
     - Да, проблемы. Иван Егорович, я как мать, прошу вас прекратить любовную связь с моей невесткой!
     И так далее, и тому подобное. Сквозь слезы стыдила меня, охаивала невестку, жалела сына, и остановить ее не было никакой возможности.
     Разумеется, мне, как и каждому на нашей планете, не раз приходилось раньше выслушивать упреки по поводу тех или иных моих "неправильных" деяний. Как и любой другой человек, я отнекивался или искал оправдания, выкручивался, иногда врал.
     Но то было в случаях реальных моих прегрешений! Но здесь-то я не то, чтобы на самом деле, а даже в мыслях и фантазиях был идеально чист! Мне никогда и в голову не приходило иметь с Людмилой Петровной хоть какие-то отношения, отличные от чисто служебных!
     Мои попытки довести эту мысль до посетительницы разбились в хлам об её железобетонный аргумент:
     - Я сама видела, как Мила входила сразу после вас в подъезд такого-то дома! Сама видела. Лично!
     Такой-то дом - это дом, где у меня была действительно квартира, купленная по случаю недорого в качестве вложения капитала. И я там иногда появлялся, чтобы у соседей не возникло соблазна посчитать квартиру ничейной. Но с Людмилой Петровной?!
     Нет, и близко такого не было. Если она и заходила когда-то в этот подъезд, то уж точно не ко мне. Более того, из докладов своих контрразведчиков и Аллочки я совершенно точно знал, что Людмила Петровна своему Васильку была верна как в настоящее время, так и в обозримом прошлом.
     С большим трудом я избавился от плачущей тётки, и, злющий как черт, велел Аллочке немедленно доставить мне на ковер злополучную семейную парочку живыми, а лучше - мертвыми!
     Лживые глупые глазенки Василька бегали, Людмила Петровна была явно расстроена и напугана. Я орал, брызгал слюной, топал ногами и грозился невероятными карами обоим, если не угомонят сумасшедшую бабку. Василек оправдывался: мол, мама - очень пожилая женщина, не совсем здорова, и он с ней обязательно поговорит. Супруга его испуганно молчала, видимо, ожидая продолжения истории вечером дома. В конце концов я посоветовал обоим подыскивать новое место работы и выгнал из кабинета. Налил полный бокал коньяка, хлопнул его одним глотком и чуть-чуть успокоился.
     Как оказалось, успокаиваться я начал чересчур рано. Вечернее продолжение истории ожидало не только Людмилу Петровну, но и меня: жена устроила мне допрос с пристрастием и соответствующую сцену. Мать Василька приходила сегодня на работу не только ко мне, но и к ней.
     И я второй раз за день вынужден был оправдываться в грехах, которых не совершал!
     Наутро я все же поостыл. До Василька мне вообще никакого дела не было, с женой удалось помириться, а с Людмилой Петровной я должен был через пару дней ехать в соседнюю область в окружной главк на полугодовое кустовое совещание. Заменить ее в этой командировке не было никакой возможности по причине острой нехватки времени.
     Оставалась еще ревнивая Аллочка, которая наверняка слышала всё, но я успокоил себя тем, что уж она-то, если бы у меня и правда случился романчик на стороне, узнала бы об этом сразу же.
     Людмила Петровна явилась по моему вызову с черными кругами под глазами, потухшая, зареванная, и с заявлением об увольнении по собственному желанию. Мне даже стало ее жалко:
     - Как вы? Дома буря была?
     Женщина безнадежно махнула рукой. И тут только до меня дошло: придурастый Василек специально устроил эту провокацию, подключив к ней мать, не менее придурочную, чем он сам! И все ради этого заявления, что лежало сейчас передо мной на столе.
     Я знал, что Василек давно и страстно мечтает, чтобы жена его сидела дома, не работала - так, мол, меньше соблазнов у нее будет по мужикам шастать.
     Идиот!
     Во-первых, он что, всерьез собирается содержать семью на свою копеечную зарплату электрика? Людмила же получает минимум втрое больше него! А во-вторых, как я уже говорил, жена его по мужикам не шастает, то есть в результате может оказаться наказанной как раз невиновная.
     - Успокаивайтесь. Всё образуется. Давайте еще раз пробежимся по нашей послезавтрашней поездке.
     Я порвал заявление на мелкие клочки и выбросил в мусорную корзину. В глазах сидящей напротив меня женщины блеснула слабая искорка надежды.
     Первый день совещания прошел как обычно: отчеты за прошедший период, планы и перспективы, замечания, соображения, предложения. Боссы в президиуме по-деловому решали все вопросы, хвалили за успехи, журили за промахи и упущения. Потом - беготня по кабинетам главка: пользуясь случаем, все мы хотели что-то решить, согласовать, утрясти.
     Вечером собрались в гостинице, в номере одного из моих товарищей: с десяток мужиков и одна женщина - Анжела, коллега моей Людмилы Петровны из маленькой республики. Столик накрыли тем, что привез каждый из своих краев, но сидеть довелось только Анжеле, ибо номер маленький. Мужички выпивали и закусывали стоя.
     - А где же Милочка? Почему её нет?
     - Ну да, Егорыч, где Люда? Давай её сюда.
     - Чего там она одна? Зови:
     Я набрал на мобильнике раз, другой, третий - номер занят.
     - Наверное, с домом разговаривает. Сейчас схожу.
     Выскочил в коридор. Номер её недалеко, в этом же крыле и на этом этаже. Подошел, постучал - Людмила Петровна открыла, прижала палец к губам: мол, тссс, по телефону говорю. Жестами пригласила пройти и сесть. Сесть было некуда: единственный стул в микроскопическом номере занят пальто, сброшенным, очевидно, второпях. Пришлось приземляться на неширокую кровать и подождать.
     Пока я, оглядывая номер, ждал окончания её разговора с Васильком (а с кем же еще?!) , замерз. Наконец, в сотый раз расцеловавшись и поклявшись, что в номере она одна, Людмила Петровна разговор все-таки закончила, отложила трубку мобильника.
     - Извините, Иван Егорович! Слушаю вас.
     - Холодно тут у вас! Не замерзнете ночью?
     - Ветер в окна. Вон, всё заледенело. И батареи еле теплые. Шестнадцать градусов на термометре! Ну, ничего, как-нибудь.
     - Пойдемте в нашу компанию. Все вас ждут, а Анжела просто категорически приказала без вас не возвращаться.
     Отправляясь за Людмилой Петровной, я почти уверен был, что она откажется прийти. И вдруг с удивлением обнаружил, что рядом со мной сидит на кровати совершенно другая женщина, которую я никогда не знал! Уверенный, спокойный, даже чуть веселый взгляд, плавные движения, поднятый подбородок, развернутые плечи, гордо, но как бы невзначай, выпяченная грудь: Ничего общего с той натянутой как струна, скукоженной, с опущенными плечами и потухшими глазами Людмилой:
     - Да, конечно! Пойдемте, Иван Егорович.
     В компании было здорово. Чуть-чуть выпивали, спорили, шутили, смеялись делились мнениями, рассказывали анекдоты. Людмила Петровна - ничего себе! - рассказала парочку очень даже солененьких.
     Но - утром продолжение совещания, и поэтому вскорости пришлось расходиться на отдых.
     Мой номер был ближе по коридору, чем её, и окнами в противоположную сторону. Приостановившись, исключительно из чувства вежливости, предложил:
     - Могу предложить кофе. Растворимый, естественно.
     - Спасибо. Лучше чай.
     - А чая нет.
     - У меня есть. Сейчас принесу.
     Вот те раз. Я-то спать собрался, и просто так предложил! Ну, ладно:
     - Хорошо, несите. Я чайник поставлю.
     Через пару минут Людмила Петровна вошла в мой номер с пакетами в руках, одетая в синие трикотажные брючки и толстый свитер:
     - Чай, сахар, печенье:
     - Проходите, Людмила Петровна, садитесь. У меня чуть просторнее, чем у вас. Стулья, кресло, посуда. И сахар, кстати, тоже имеется.
     - Да, номер у вас побольше. И теплее! А у меня уже четырнадцать.
     Затем, оглядевшись, предложила:


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: ivan_egorov_55@mail.ru



Читать из этой серии:

» Кто ближе всех к руководителю. Часть 1
» Кто ближе всех к руководителю. Часть 3
» Кто ближе всех к руководителю. Часть 4
» Кто ближе всех к руководителю. Часть 5
» Кто ближе всех к руководителю. Часть 6

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Хорошо что вытяжка расположена как раз над ванной, а не сбоку, и когда она закрыла шторку, то я мог и дальше ей любоваться. Правда теперь, когда она близко подходила под воду, было хуже видно, т. к. вытяжка высоко, но всеравно я пытался рассмотреть каждый сантиметр ее тела. Она помылась и потом присела на дно ванны, душ взяла себе в руку и тут я понял, почему она так долго "моется". Она раздвинула свои ножки и направила струю воды себе на писечку, сполоснула ее и начала трогать себя, разглядывать... Мой член стоял колом, я начал дрочить, глядя как моя девочка изучает свое юное тело. Как я хотел чтобы мои руки сейчас исследовали ее письку. Она раздвигала свои половые губки, выгибалась чтобы заглянуть туда, теребила пальчиком клитор. После переключила свое внимание на грудь, стала мять ее, сжимать свои красивые сосочки, а вторая ручка продолжила поглаживать писю. Потом она направила душ себе на киску и одной рукой терла себя, а второй помогала струей воды.
[ Читать » ]  


Я слез с постели и стараясь не шуметь пошёл на кухню. Сделал два больших затяжных глотка красного вина, которое стояло на двери в холодильнике. Освежающий напиток, утолив жажду, разошёлся по всем клеточкам моего тела. Слегка закружившаяся было голова, опять стала свежая и я почувствовав прилив сил, вернулся в спальню. Милая лежала в том же положении, как я её оставил. Её тело было прекрасно и вновь манило заняться с ней малоизученным. Перевернул на спину и раздвинув как можно шире её ноги, согнул их в коленях. Передо мной вновь открытая и манящая пещерка, только уже спереди. Тут я заметил, что её сфинктер не полностью закрылся и моя сперма залитая в задний проход медленно вытекает на простынь. Тогда я просто прильнув губами слизнул этот подтёк. Провёл язычком по внутренним стенкам влагалища, вылизывая все складочки. Потрогал им маленькую кнопочку клитора, которая тут же слегка вздрогнула. Тогда я снова и снова лизнул её. Я скорее ощутил, чем заметил, как тело Елены слегка стало подрагивать на каждое моё прикосновение к этому месту. Опять удалил языком вытекший тоненький ручеёк из зада. И вновь стал слизывать все соки, начавшие истекать из влагалища. Пока работал язычком по кругу и наслаждался великолепными нектарами милой, мой конец принял опять боевую стойку. Мне показалось забавным подрагивания Ленкиного тела, когда я касался клитора. Я тогда специально стал только его возбуждать. Её тело ответило протяжной мелкой дрожью а само как-то напряглось. Такое ощущение, что она кончала. Я прекратил ласки языком и вставил в горячее лоно три пальца. Вспоминая, как лазил рукой там у неё внутри в Ялте, после солдатского траха, мне опять жутко захотелось повторить. Стал шевелить пальчиками. Мне показалось мало и я добавив ещё один, стал ладонь проталкивать по скользкому проходу, ощущая внутри скользкие и горячие стенки. Внезапно кисть, преодолев самое узкое место входа, протиснулась внутрь. Мышцы влагалища плотно обхватили запястье. Пальцами в нутрии обследовал каждую складочку, каждый выступ и бугорок. Слегка потянув руку на себя почувствовал, как вагина не хочет расслабляться и выпускать ладонь. Но постепенно мышцы начали поддаваться и вход понемногу раскрываясь, стал выпускать смазанную выделениями кисть. Когда рука была полностью извлечена, я снова приготовился впихнуть её обратно. Но как только стал пальцы вставлять в открытую ещё дырочку, раздался стон Ленки. Я испугался, что она может проснуться, в действии наркоза уже не был уверен. Я стал только легонько мокрыми и скользкими пальчиками размазывать всё по её влагалищу, не погружаясь вглубь. Опять, когда касался клитора, Лена издавала стон. Мне дальше терпеть было тяжело, приближался мой оргазм слишком быстро. Тогда не стал вставлять конец в Ленку, схватил её трусы и стал изливать в них свои начавшиеся уже потоки спермы. Вытер последние капли с головки о материю. Посмотрел на Ленку и увидел открытые её глаза, которые умоляюще смотрели на меня. Протянув две руки ко мне, ласково взяла мою голову и слегка привлекла к своей промежности. Не долго думая, языком стал ласкать её клитор. Лена выгнулась и издала протяжный стон. Руками вдавив моё лицо ещё глубже в себя, стала энергично подмахивать своим тазом. Всё мокрое, оно просто скользило по её раскрытым губам. Минут через пять она стала кончать, содрогаясь всем телом. Когда она расслабившись, отпустила мою голову, её глаза светились от счастья.
[ Читать » ]  


Вот - постановка на воинский учёт: мы, уже почти старшеклассники, в трусах и плавках ходим со своими личными делами из кабинета в кабинет, - нас собрали в горвоенкомате из двух или трех школ, и мы хорохоримся друг перед другом, мы отпускаем всякие шуточки, травим какие-то байки, тем самым подбадривая себя в непривычной обстановке; в очереди к какому-то очередному врачу я как-то легко и естественно, без всякого внутреннего напряга знакомлюсь с пацаном из другой школы, - он в тесных цветных трусах, и его "хозяйство" слегка выпирает, отчего спереди трусы у него ненавязчиво - вполне пристойно и вместе с тем странно волнующе - бугрятся, а сзади трусы обтягивают упругие, скульптурно продолговатые ягодицы, и вид этих ягодиц, сочно перекатывающихся под тонкой тканью трусов, привлекает моё внимание не меньше, чем ненавязчиво выпирающее "хозяйство" спереди, - я то и дело украдкой бросаю на пацана мимолётные взгляды - смотрю и тут же отвожу глаза в сторону, чтоб никто не заметил моего интереса; в очереди к какому-то очередному врачу он у меня неожиданно о чём-то спрашивает, я удачно отвечаю ему, он смеётся в ответ, глядя мне в глаза, и спустя какое-то время мы уже держимся вместе, занимаем друг другу очередь к очередному врачу, то и дело перебрасываемся какими-то ничего не значащими фразами, и когда всё это заканчивается, он, надевая брюки, зовёт меня к себе - послушать музыку; я соглашаюсь, - он живёт недалеко, и спустя менее получаса мы у него дома действительно слушаем музыку, а потом он показывает мне самый настоящий порнографический журнал; листая глянцевые страницы, я жадно рассматриваю не кукольно красивых женщин, а возбуждённых молодых мужчин, в разных ракурсах имеющих этих самых женщин и сзади, и спереди - во все места, - впитывая взглядом откровенные сцены, я, конечно же, мгновенно возбуждаюсь: мой член, наливаясь упругой твёрдостью - бесстыдно приподнимая брюки, начинает сладостно гудеть, и пацан - мой новый знакомый - тыча пальцем в глянцевую страницу, на которой загорелый парень, держа девчонку за бёдра, с видимым удовольствием засаживает ей в округлившееся очко, странно изменившимся голосом смеётся, глядя мне в глаза: "Не понимаю, зачем всовывать туда - девке... ну, то есть, в жопу - в очко... всовывать девке очко - зачем? В жопу вставляют, когда девок нет... в армии или в тюряге - там, где девок нет, парни это делают между собой... прутся в жопу - кайфуют в очко... а девке туда всовывать - зачем?" - пацан смотрит на меня вопросительно, и я, чувствуя, как стучит в моих висках кровь, пожимаю плечами: "Не знаю... "; невольно скосив глаза вниз, я замечаю, что брюки у пацана, сидящего на диване рядом, точно так же бугрятся, дыбятся, и оттого, что он, сидящий рядом, возбуждён точно так же, я возбуждаюсь ещё больше; мы молча листаем журнал до конца; "Вот - снова в очко... " - пацан, наклоняясь в мою сторону, тычет пальцем в предпоследнюю страницу, и я, стараясь незаметно стиснуть ногами свой ноющий стояк, невнятно отзываюсь в ответ какой-то нейтральной, ничего не значащей куцей фразой; мы ещё какое-то время слушаем музыку, - возбуждение моё не исчезает, оно словно сворачивается, уходит в глубь тела, отчего член медленно теряет пружинистую твёрдость; когда я ухожу, у меня возникает ощущение, что пацан явно разочарован знакомством со мной - он не говорит мне каких-либо слов, свидетельствующих о его желании знакомство продолжить; а я, едва оказываюсь дома, тут же раздеваюсь догола - благо дома никого нет, родители еще на работе - и, ложась ничком на свою тахту, начинаю привычно содрогаться в сладких конвульсиях, - судорожно сжимая ягодицы, елозя сладко залупающимся членом по покрывалу, тыча обнаженной липкой головкой в ладони, подсунутые под живот, я думаю о пацане, который приглашал меня в гости послушать музыку... перед мысленным моим взором мелькают страницы порножурнала - я думаю о пацане, давшим мне посмотреть этот журнал, и мне кажется, что я понимаю, зачем он мне его давал-показывал, - мастурбируя, я представляю, что могло бы случиться-произойти между нами, если бы... если бы - что?
[ Читать » ]  


Я чувствовал как его головка входит в меня, я начал орать, заткнись сука и сунул в рот край покрывала стал увеличивать темп. Я орал но во рту было покрывало, потому звуки были глухие. Руками я впился в это же покрывало. Я думал он просто порвет меня, боль от жопы перешла к животу, было чувство будто он трахает меня до самого желодка, низ живота просто разрывала, не чувствовал не каких очищений приятных, кроме адского боли, я потом долго не мог понять что хорошо в анале... Трахал он меня очень долго, при этом в некотрое момент я почусвовал, что-то теплое в попе. Как я потом понял он кончил, но трахать не переставал. Мне хотелось сильно срать, хотя я знал что я чисты и с утра не чего не ел кроме одного йогурта. Полсе около полу часового траха он слез с меня, и с усмешкой сказал: вот и всё а ты боялась...
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru