limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №17879

Название: Тетя Галя
Автор: Петр
Категории: По принуждению, Экзекуция
Dата опубликования: Четверг, 14/01/2016
Прочитано раз: 33745 (за неделю: 100)
Рейтинг: 30% (за неделю: 0%)
Цитата: "Она явно кайфовала даже от самих этих слов. Я давно заметил, что ей нравилось даже просто произносить всё это. Во время этого мелодичного бормотания она вскрыла бедняге мошонку и вытащила яйца, которые через некоторое время отправились в миску, стоявшую на стуле у кровати. Я досмотрел представление до конца и ушел из коридора в свою комнату, где долго лежал, глядя в потолок и теребя свой бессильный половой орган. На следующий день новоиспеченный кастрат отправился, ковыляя враскорячку, восвояси, а тетя Галя показала мне банку, на дне которой лежали два маленьких мужских яйца. Они были залиты то ли спиртом то ли формалином, сейчас я уже не помню. Баночку она поставила в шкафчик, где стояло ещё несколько - в том числе и с моими бубенцами. Я был у неё не первый. И уж точно не последний...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Это случилось давно. Было мне тогда лет семнадцать, и я путешествовал автостопом в глубинке подобно героям Керуака. Меня манила дорога: проносящиеся за стеклом автомобиля поля и дома, бесконечные шоссе, ветер, бьющий в лицо, ожидание на обочине с поднятой рукой. Новые города, новые люди, которых было столь много, что я их уже не запоминал. У меня было много свободного времени, за моими плечами были километры, и я хотел ехать всё дальше и дальше, но внезапно всё оборвалось. Сейчас я описываю всё произошедшее со спокойствием, ибо уже свыкся с тем, что произошло, но тогда это перевернуло всё. Абсолютно всё. Жизнь изменилась. В один из августовских дней я остановился в доме некоей тети Гали - так она просила себя называть. Полная, одиноко живущая женщина лет сорока часто сдавала комнату автостопщикам, как она мне сказала.
     Я уж не помню, как добыл её адрес, но помню, что по приезду к ней упал на кровать и проспал мертвецким сном часов двенадцать от усталости, а на следующий вечер пошел прогуляться по окрестностям. Город был тихим и уютным, со старыми одноэтажными домами, разбитыми дорогами и печатью запустения во дворах. Вернувшись, я обнаружил на столе приготовленную еду и немного алкоголя. Тетя Галя оказалась очень гостеприимна. Не могу сказать, что я горел желанием общаться с ней, да и с кем-либо в тот вечер, но и обижать хозяйку дома не хотелось. Я рассказывал о своих поездках, мы пили с ней сладкую наливку домашнего изготовления, кажется, на рябине, после чего меня потянуло в сон, и я, извинившись, снова отправился спать в свою комнату.
     Проснулся же я оттого, что почувствовал во рту нечто инородное, какую-то тряпку, мешавшую говорить, и кто-то при этом хлопал меня по щекам. Оказалось, тетя Галя. Еле-еле я раскрыл глаза, сфокусировал свое внимание на её пухлом лице, а когда попытался повернуться, то обнаружил, что мои руки и ноги привязаны к ножкам кровати. И вообще я лежу зафиксированный как на операционном столе, с широко раздвинутыми ногами, а тетя Галя стоит рядом и смотрит так по-доброму и при этом как-то очень неуютно. На ней были только трусы, а в руке поблескивало лезвие ножа.
     Я что-то промычал, закрыл и снова открыл глаза, подергал руками. Нет, это не сон.
     Стало страшно.
     - Мне нужны твои яйца. - внезапно обратилась она ко мне.
     Спросонья я не понял, что происходит, замотал головой и попытался что-то сказать, но лишь прогудел в тряпку. Попытался изогнуться и задергал ногами, отчего кровать подо мной затряслась. Тетя Галя наклонилась:
     - Не дергайся.
     И я почувствовал, как её ладонь сжимает мою мошонку. Какая горячая рука. Она сдавила мне яйца, вызвав волну удовольствия, хотя страх только усилился. Она внимательно смотрела мне между ног, сжимая и разжимая руку. Я почувствовал, как твердеет мой член и снова что-то прогудел. Тетя Галя, которая определенно оказалась ненормальной, навалилась на меня своей необъятной теплой грудью и горячо зашептала:
     - Какой непокорный мальчик: Ничего, щаз кастрирую, будешь выхолощенный и мягкий. Я как тебя увидела, сразу захотела тебе яйца отрезать. Такой сочный, такой молоденький: Не бойся, я умею это делать. Всех мальчиков надо кастрировать. Всех. Яички вам повыдергивать и гуляйте, кастратики... Будешь спокойным, на девочек дрочить не будешь, ещё спасибо мне скажешь. От девчонок одни неприятности. Мозги затуманиваются, спермочка давит... А у тебя ничего давить не будет, яйца щаз отрежу и сразу легко станет. Кастрату пизда женская не нужна, кастрату ни одна девица голову не вскружит. Будешь благодарить меня, когда поймешь, как легко евнухам живется.
     Что вообще происходит? Я вдруг понял, что у неё не все дома, и ощутил ужас от своей беспомощности.
     Чокнутая хозяйка выпрямилась и поднесла руку с ножом к моим причиндалам. Я почувствовал резь в мошонке - это тетя Галя начала вскрывать мне её, словно какому-то поросенку. Боль усиливалась, и в какой-то момент стала невыносимой. Я изогнулся. А потом её толстые пальцы проникли внутрь и сжали мои семенники. Я взвизгнул, затряс бедрами, пытаясь убежать от её рук, но она вытащила их наружу и сжала в кулаке. Мои яйца! Мои бедные маленькие яйца! Я чувствовал лезвие ножа, отсекавшее их от моего тела, я стонал в тряпку, боль выкручивала меня. Всё произошло быстро. Галя просто отрезала их словно обычному коту и заткнула мне мошонку какой-то тряпкой, пока я мычал нечто невразумительное, закатив глаза от боли и изгибаясь.
     - Щаз кровь остановится. - услышал я её голос. Она стояла рядом, смотря на мое тело. Яйца мои остались в её руке. Это было очень странное чувство, прорывавшееся сквозь физическую боль - осознавать, что рядом с тобой стоит женщина и держит твои яйца. Отрезанные яйца. Она отвязала мои ноги, и я подогнул их к животу. Так стало легче. Боль утихала. Потом Галя отвязала мои руки, накрыла меня покрывалом, выключила свет в комнате и ушла. А я лежал, скрючившись, и медленно приходил в себя. Через час она пришла, вытащила тряпку у меня между ног и воткнула на её место новую. Я чувствовал, что кровь больше не идет. Я вытянул ноги и постепенно впал в дремоту.
     На следующий день я смог подняться. "Видишь, как быстро заживает? - говорила мне Галя. - Как у котика. " Она кормила меня с ложечки, словно младенца, принеся еду с кухни. Я хотел её ударить, но был слишком слаб, трудно было даже руку поднять. Я проспал два дня, а потом смог встать. Широко расставив ноги, поддерживаемый под локоть тетей Галей, я дошел в итоге до ванной, где долго смотрел в зеркало на свой сморщенный член, одиноко и бессильно висевший между ног. "Привыкнешь", сказала она и двумя пальцами его подергала. Несколько дней я ходил голым по дому, слегка расставляя ноги, пока моя мошонка заживала. Я не верил в происшедшее. Яиц не было. Мошонка висела пустым мешочком. Член не вставал. Это было ужасно. Настолько ужасно, что просто не укладывалось в голове. И при этом я почти ничего не чувствовал. Просто тупая вялость внутри. "Ну и куда ты побежишь жаловаться?" - говорила мне тетя Галя, разглядывая мою безъяичность. - "Хочешь, чтоб все узнали?" И она была права. Не мог же я допустить, чтобы люди знали, что я теперь скопец.
     Тетя Галя же меня успокаивала своеобразным способом:
     - Это не страшно - быть евнухом. Это пока яйца есть, боишься кастрации, а когда яйца отрезаны, уже и беспокоиться не о чем. Писька висит намертво, и бабу не хочется. Зачем кастрату женщина? Вялым хуем о пизду тереться? Вставить не можешь, кончить не можешь, только лизать разве что остается. Ты вот теперь кастрат, и ебаться тебя наверняка не тянет. Без яичек девки не нужны.
     И надо признать, она была права. Похоть в моем теле исчезла. Меня тянуло к женскому телу, но это было нечто другое. Гораздо слабее и не настолько сконцентрированное в члене. Член мой умер и совсем перестал твердеть. Казалось, что он даже усох и в размерах стал меньше. Тетю Галю эти метаморфозы чрезвычайно возбуждали. Каждый день она просила меня стать с раздвинутыми ногами над табуреткой, на которой стоял тазик с теплой водой, и мыла мою промежность. Долго, сладострастно. На покрасневшем лице её читалась похоть. Её горячие руки мяли мой мягкий членчик и пустой съежившийся мешочек, который она оттягивала и растирала пальцами. Я подрагивал от удовольствия, а она шептала:
     - Мой кастрат. Кастратик... Мой евнух. Кастрировала я тебя, яички вынула и всё, не мальчик ты больше. Евнух. Нравится быть евнухом? Между ног теперь спокойно, да? Пипка вон какая мягкая висит. На девочек больше у тебя не встанет. Я сама тебе яйца отрезала, сама. И ты теперь евнух. Как мне нравится так тебя называть... Я твоя кастраторша, а ты - евнух. Кастрированный евнух!
     Она определенно была сумасшедшая, моя тетя Галя. Уж не знаю, когда у неё поехала крыша на почве отрезания яиц, но кастрация возбуждала её неимоверно. Она словно сошла со страниц какого-нибудь садо-мазо романа или депрессивного творения о мужененавистницах. Только в её действиях не было злобы, а лишь чистое вожделение. Её возбуждало думать об этом, говорить об этом. И я, конечно, был не единственным её пациентом. Где-то через неделю после моего оскопления она предупредила меня, что будут гости, и чтобы я оставался в своей комнате. Где уж она нашла этого извращенца-мазохиста, не знаю, но пришел он добровольно и сам. Я не выдержал и подглядывал из коридора сквозь приоткрытую дверь, как она разложила его на кровати, приказала раздвинуть ноги, обезболила мошонку и стала отрезать яйца. Я засунул руку в штаны и теребил свой мягкий член, сдавливал головку, подглядывая за тем, как она кастрирует. Надо признать, меня это заводило, хоть и ужасало. Я смотрел на него и вспоминал себя наего месте.
     Извращенец охал и дергался, а она шептала в полумраке, упиваясь своими словами: "Ах ты мой маленький евнух. Нравится, да? Хочешь женщин языком обслуживать в качестве евнуха? Хочешь, чтобы женщины смотрели на тебя презрительно, как на евнуха? Ты хочешь показывать теткам свой убогий кастрированный член и слышать их смех? Я знаю, что ты мечтаешь сидеть среди голых баб и чтобы они видели, что ты кастрат и смеялись над тобой. Вокруг голые бабы - а ты евнух. Щаз я тебе это устрою. Щаз я тебя кастрирую. Яйца тебе отрежу, чтобы ты ничью пизду больше не смог трахнуть. Пришел к тете Гале за кастрацией? Ну так тетя Галя тебе поможет. Подрежу тебе всё ненужное, чтобы с девками ничего не мог, как настоящий кастрат. "
     Она явно кайфовала даже от самих этих слов. Я давно заметил, что ей нравилось даже просто произносить всё это. Во время этого мелодичного бормотания она вскрыла бедняге мошонку и вытащила яйца, которые через некоторое время отправились в миску, стоявшую на стуле у кровати. Я досмотрел представление до конца и ушел из коридора в свою комнату, где долго лежал, глядя в потолок и теребя свой бессильный половой орган. На следующий день новоиспеченный кастрат отправился, ковыляя враскорячку, восвояси, а тетя Галя показала мне банку, на дне которой лежали два маленьких мужских яйца. Они были залиты то ли спиртом то ли формалином, сейчас я уже не помню. Баночку она поставила в шкафчик, где стояло ещё несколько - в том числе и с моими бубенцами. Я был у неё не первый. И уж точно не последний.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Госпожа уже давно спала, а рабыня ещё долго не могла уснуть, она была напугана сегодняшним наказанием, но в тоже время она настолько обожала свою Госпожу, что даже не могла подумать, что Госпожа наказала её незаслуженно. Всё Танькино сознание было с детства наполнено образом Кати, она была её Богиней, её Королевой. Не только тело рабыни, но и душа полностью принадлежали Госпоже.
[ Читать » ]  


Я почувствовал как у неё дрожит низ живота и ноги к которым касался я телом. Головка члена вошла во внутрь легко, но сам член входил в неё очень туго, скользя по стеночкам плотно облегающей его вагины. О как хорошо, дождалась моя кисонька гостя -шептала она приподнимаясь на встречу входящему члену. Вроде не молодая а такая плотная дырочка -подумал я дойдя до конца. Ну вот теперь Серёжинька постарайся другу сделать приятное, давай милый по резче трахай, я так соскучилась за этим -говорила она целуя и прижимая меня к себе.
[ Читать » ]  


Наверное, часов до 2-х я пытался дождаться Лены, потом все же сон победил меня. Наутро, я резко вскочил с мыслью, а где же Лена? И сразу же успокоился, увидев ее мирно посапывающую рядом со мной. Я прижался к ней, чтобы доспать, обняв ее, но утренний стояк все не давал уснуть. Мой член, прижатый к выпяченной теплой попке, пытался найти уютное гнездышко. Устраиваясь поудобнее, чтобы не упираться членом в бедро, я оказался им в пышущем жаром месте между ягодицами. Вздрагивающий член потихоньку раздвинул губки и оказался внутри. Лена, издав томный стон, ещё сильнее выпятила попку, проглотив его весь. Я начал двигаться в ней, не встречая никакого сопротивления. А когда появилась смазка, то и вовсе практически не чувствуя ничего. Тогда я переместился в дырочку повыше. Та же история. Член просто проваливался, даже не чувствуя давления стенок. Пришлось включить фантазию, и только после этого мне удалось кончить и удовлетворенно уснуть, не вынимая члена из ее попки. Очередной раз я проснулся уже часов в 9 утра. Лена все так же спала. По-моему даже поза не изменилась. Я встал, умылся, позавтракал. Лена все так же спала. Тогда я вспомнил про камеру, которая у нее была с собой. Нашел ее вещи. Камера лежала сверху, купальник аккуратно сложенный и сухой вместе с полотенцем лежали там же. Похоже, купальник не пригодился, а вот полотенце придется долго отстирывать от насохшей спермы. Камера была полностью разряженной. Пришлось найти зарядку. Я устроился на кухне, закрыл за собой дверь и начал просматривать отснятые кадры. Сначала шли кадры природы. Побережье в закатных сумерках, потом яхта. Достаточно большая. Изредка в кадр попадали люди, но из-за маленького экрана, трудно было разглядеть лица. Похоже, снимала Лена, потому что она в кадр не попадала. Рядом с ней постоянно кто-то шутил, разговаривал, смеялся, но из-за шума волн, слов было не разобрать. Потом камера переместилась во внутренние помещения. Посреди каюты стоял накрытый стол. Камера прошлась по подсобным помещениям. Похоже, Лена знакомилась с кораблем, не выключая камеры. Дальше шли съемки банкета. За столом сидели 3-е парней и Лена. Мужской голос за кадром комментировал съемку. Судя по голосу, камерой управлял Ашот. Он по очереди подходил к парням, они в камеру говорили тост. Все тосты были посвящены Лене. Других женщин в каюте не было. Следующее включение камеры было снова снаружи. Было уже темно. Лена за камерой пьяным голосом объясняла кому-то, что хочет снять лунную дорожку. Рядом что-то тихо бормотал мужской голос. Были слышны шорохи одежды и звук возбужденного дыхания. Дальше съемки луны стали подрагивающими, а потом и просто камера уперлась в пол, а к звукам добавились звуки поцелуев и через какое-то время и Леночкино постанывание. Постепенно камера приблизилась к полу, похоже, что Лена присела. Тут же Леночкин голос: "Подожди, у меня оказывается, камера работает". Мужской: "Дай мне, я выключу". Вид из камеры начинает скакать, и через какое-то время начинает показывать, сидящую на корточках Лену с членом во рту. Она старательно обсасывает палку, поднимет глаза и возмущенно: "Ты что снимаешь? Выключи сейчас же!". Изображение пропадает. Следующий кадр. Опять уже внутри. Изображение показывает стену, за кадром мужские голоса переговариваются, похоже, что долго разбирались как включить камеру. "Да вот она работает уже". "Так снимает?" "А где тут приближение?" "На эту кнопку нажимать?". Камера поворачивается в комнату. Стол уже стоит в углу. На месте стола навалена груда подушек, посередине уже раком пялят Лену. Кричать ей не дает крупный член во рту. Дальше идет настоящее порево. Меняются члены в ее отверстиях, мужики стараются во всю. Камера переходит из рук в руки, снимает действо в разных ракурсах. Это продолжается около ещё получаса, потом запись заканчивается. Затем снова включается камера. Голос за кадром: "Зарядилась? Давай снимай ее, пока не вырубилась снова". Камера показывает лежащую с закрытыми глазами супругу. На ней блестят подтеки спермы. Сперма повсюду. На лобке, на животе, размазана по груди, но больше всего, наверное, на лице. Дальше камера ползет, чтобы крупным планом взять ее половые губы и выключается окончательно.
[ Читать » ]  


Я ругалась на него, а он встал и прижал меня за шею к стене. И сказал если я не выполню все его желания он меня убъет. Пришлось согласится. Тогда он сказал что теперь мой рот принадлежит его дыркам. Я не поняла как это может быть ведь он мужик и у него только одна дырка. Он засмеялся и включил свет. Я увидела что у него вместо члена большой клитор!! И заросшая раздолбанная пизда! Я подумала что он псих с собой такое делать, но меня это очень возбудило. Артем уселся в кресло растопырил широко ноги и приказал поработать язычком. Я села на колени и увидела его волшебную пизду! Это была большая развороченная пизда вся заросшая густыми волосами, длинные губки сморщенные и все в слизи свисали почти до огромной дыры ануса, клитор большой и красный пульсировал, и было видно как струйки выделений стекают из раздолбанного влагалища.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru