limona.online
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №12367

Название: Сказка о четырёх путниках. Часть 1
Автор: Ulugbek
Категории: Гомосексуалы, Бисексуалы
Dата опубликования: Четверг, 06/01/2011
Прочитано раз: 13307 (за неделю: 4)
Рейтинг: 86% (за неделю: 0%)
Цитата: "Три дня подряд я ходил к тому хаузу, чтобы только увидеть улыбку Ниёза, любоваться его мужественной красотой, хотя, уходя от хауса, каждый раз я клялся, что забуду сюда дорогу. Ниёзбай показывался в двери, распахивал свой халат и я видел, что зебб героя был необычайной, величественной красоты. Он брал его в левую руку и гладил, потом просто раскачивал им. Я смотрел на зебб Ниёза, как кролик смотрит в пасть удава. На четвёртый день аскер-баши через своего слугу, нашёл нам укромное место для встречи в замке. Там я впервые оказал мои ласки не женщине, а войну. Ниёз овладевал мной, как рабыней на невольничьем рынке, но я не чувствовал стыда, я отдавался герою и нашему спасителю от язычников, это заглушало голос моей мужской гордости. Иногда, я ходил к нему, но чаще он, под покровом ночи, приходил в мой дом и мы предавались любви. Мы готовы были отдать жизнь друг за друга. Смыслом моей жизни стало, доставлять удовольствие, и успокоение моему герою. LМой ягнёночек¦, так звал он меня после нашей любовной битвы. Так прошло довольно долгое время...."

Страницы: [ 1 ]


     Сказка о четырёх путниках, прибывших однажды вечером, к стенам величественного дворца Якубходжи. (из ненапечатанного в 1001 ночи)
     
     I
     Рассказывают, что в древние времена старик и трое молодых людей решили совершить путешествие. Через некоторое время они увидели дворец. Путники так устали что больше не могли двигаться, а до дворца оставалось около фарсанга пути. Подбадривая друг друга, они говорили, что нужно постараться дойти до него.
     - Там обязательно есть люди, они дадут нам хоть кусочек лепешки и мы восполним силы!
     Но сколько не старались идти, не могли, и решили немного отдохнуть. После этого они прошли еще некоторое расстояние до дворца и увидели родник.
     - Чудесный родник, подобный святому Зам-заму, послал нам Аллах!
     Утолив жажду, путники решили продолжить свой путь. Осталось пути в четыре полета стрелы, но голод и усталость свалили их, и они остались лежать на земле. Был вечер, и над дворцом в небесной синеве, парили два розовые облака. Все четверо с тоской глядели на дворец и в небо. Облака над недосягаемым дворцом, принимали причудливые очертания. Вдруг, в последних лучах зари, оба облака приняли очертания человеческих фигур и приблизились друг к другу. Это картина вызвала улыбки на лицах усталых путников, но следующая картина просто вызвала у них смех. Человеческие фигуры слились в страстном порыве, были отчётливо видны их объятия.
     - Всемогущий Аллах, это же - это же мужчины-бесстыдники, предаются срамной похоти! v воскликнул старик.
     - Ни один, самый праведный человек в мире, не сможет избежать чего-либо, если это судьба! v ответил один из молодых людей с грустной улыбкой на измученном усталостью и голодом лице. Пусть этой ночью, каждый расскажет, что он слышал об этом, или пережил, и у кого рассказ будет интереснее, того, поутру, взвалив на спину, мы донесем до дворца.
     - Очень хорошо! - согласились все.
     И вот, один из молодых людей начал свой рассказ.
     LЯ один из сыновей высокопоставленной семьи Абдурауфов.
     Совместно с двумя братьями христианами, я владел большим селением в вилояте Герат. День и ночь думали они, как бы отобрать принадлежащую мне половину селения. Тридцать тысяч динаров червонного золота предлагали они мне, но я не соглашался. Однажды я выехал на охоту. Братья христиане устроили в том селении в мою честь угощение. Когда мы возлегли насладиться кальяном, музыканты начали играть старинный харраджжский мотив. Вышли юноши-танцовщики и начали исполнять танец. В этом танце была страсть, любовь, борьба. Юношей было восемь и они по одному исчезали, как бы поверженные в борьбе, пока не осталось их двое. Эти двое искромётно танцевали в полупрозрачных одеждах переливавшихся неповторимым цветом, руки и туловища были обнажены и притягивали к себе взгляды зрелых мужчин. Через полупрозрачную желтую одежду, угадывались очертания их орудий любви. Танец окончился неожиданно, юноши упали и замерли, музыка прекратилась, никто из двоих не победил, в полной тишине лежали два парня-танцовщика. На их обнажённых спинах хной были выведены письмена. Я с восторгом смотрел на танцовщиков! Взгляд мой перехватил один из братьев, он тут же приказал парням предстать предо мной. Они вскочили, подбежали ко мне, поцеловали мне руки, и упали ниц. Я стал рассматривать их спины, пытаясь понять смысл надписи.
     - Очень красивые мальчики, но надпись простит их и снижает их ценность! Нет ничего прекрасней первозданной чистоты кожи, любая надпись портит её!
     - О, брат мой, эта надпись стоит дороже тысячи таких рабов, ибо она гласит:
     LСтанешь ты падишахом мира, а в конце, что?
     Будешь долго владеть богатствами всего света, а в конце, что?
     Будешь долго жить, а в конце, что? ¦
     Я почувствовал влечение к этим юношам, странное волнение охватило меня. Я уединился с юношами, воистину они были прекрасны и искусны в любви, но, удовлетворив своё вожделение, я почувствовал разочарование и вновь увидел надпись.
     Я горько заплакал и всё время повторял, Lа в конце, в конце что?! ¦
     Пусть миром ты повелеваешь, а что в конце?
     Всю книгу жизни прочитаешь, а что в конце?
     Пускай, поскольку ты желаешь,
     сто лет по свету прошагаешь,
     и даже двести разменяешь, а что в конце?
     Прочитав это рубаи, я отдал селение братьям, раздал все свои владения, ибо мной овладело безразличие ко всему, и я избрал путь странствий.
     Ну, будете вы обладать золотом и серебром всего света, друзьями, властью, прекраснейшими красавицами и умелыми любовниками - ну и что? Всё равно это ничто. ¦
     Друзьям очень понравился этот поучительный рассказ.
     
     II
     Начал рассказ второй путник:
     - У меня тоже есть кое-что назидательное на нашу тему. Но расскажу при условии, что вы постараетесь извлечь для себя урок. Друзья, всегда почитайте Создателя, и никогда не рвите уз братства, никому не завидуйте, ибо зависть v большое несчастье; не допускайте в сердце чувство вражды, сдерживайтесь в минуту гнева, воздерживайтесь от нечестных дел и недоверия и не питайте злобы к людям.
     - Рассказывай, послушаем, - подбодрили его попутчики.
     LВ молодости я был очень красивым юношей. Однажды в хорошем настроении я проходил мимо замка Омара бени Юсуф. Напротив замка был хауз. Было очень жарко, я разделся и стал купаться. Моё тело отдыхало под прохладными струями хауза, наслаждаясь прохладой и свободой. А в замке у Омара гостил аскер-баши Ниёз, самый сильный главнокомандующий ханства, во всём мире не было такого сильного война. Он отдыхал на крыше замка, после очередной победы над неверными, и врагами падишаха Омара, вдруг увидел меня и не одним, а ста сердцами влюбился в меня, но как истинный гордый воин, не показал вида. С крыши он бросил яблоко. Оно упало возле меня, я поднял его сел на корточки и стал есть, всё время поглядывая на крышу дворца. Я увидел небольшую дверцу, за ней стоял этот сильный и непобедимый воин. Он был в простом халате, но сколько власти и величия было в его глазах! Я был покорён его властным взглядом, движением его густых бровей, во мне забурлила кровь, и я страстно захотел греховной близости с героем и победителем орд неверных. Я встал и некоторое время стоял ошеломлённый, а когда очнулся, Ниёзбай продолжал стоять на том же месте, улыбался и гладил правой рукой свои усы и бороду, а левой свой халат, вернее то место халата, под которым находится то, что делает мужчину ценным, в глазах людей. Он тогда не понял, что я готов сдаться, к тому же я был без одежды, и сильно смущался от переполнявших меня чувств. Я прикрывал свой детородный орган рукой. Словно рокот грома прозвучал его бархатный голос:
     - Как тебя зовут, юноша?
     Я назвал своё имя.
     Три дня подряд я ходил к тому хаузу, чтобы только увидеть улыбку Ниёза, любоваться его мужественной красотой, хотя, уходя от хауса, каждый раз я клялся, что забуду сюда дорогу. Ниёзбай показывался в двери, распахивал свой халат и я видел, что зебб героя был необычайной, величественной красоты. Он брал его в левую руку и гладил, потом просто раскачивал им. Я смотрел на зебб Ниёза, как кролик смотрит в пасть удава. На четвёртый день аскер-баши через своего слугу, нашёл нам укромное место для встречи в замке. Там я впервые оказал мои ласки не женщине, а войну. Ниёз овладевал мной, как рабыней на невольничьем рынке, но я не чувствовал стыда, я отдавался герою и нашему спасителю от язычников, это заглушало голос моей мужской гордости. Иногда, я ходил к нему, но чаще он, под покровом ночи, приходил в мой дом и мы предавались любви. Мы готовы были отдать жизнь друг за друга. Смыслом моей жизни стало, доставлять удовольствие, и успокоение моему герою. LМой ягнёночек¦, так звал он меня после нашей любовной битвы. Так прошло довольно долгое время.
     Однажды Омар бени Юсуф сидел в гостиной, со своими приближёнными. Говорили о разном, что было допустимо при падишахе, Омар спросил:
     - Какое самое вкусное яство?
     Один из приближённых ответил:
     - Я откормил несколко цыплят сахаром и наватом, миндалём и перцем, давал немного грецкого ореха, гиацинты и белый рис. Ни одно блюдо с ним не сравнится.
     - Я такого ещё не вкушал, сказал Омар.
     Тот пошёл домой, зажарил несколько цыплят и принёс Омару. Омар оценил блюдо по достоинству, так как с глубоким уважением относился к аскер-баши, бывшего в то время его гостем, но по какой-то причине не явившегося на пир, то одного цыплёнка положил около себя, а остальных отослал самому мужественному войну, приложив к цыплятам ларец с драгоценностями для многочисленных наложниц любвеобильного Ниёзбая. А разгорячённый воспоминанием о прошедшей ночи, аскер-баши, приказал начинить цыплёнка рубином, жемчугами и другими драгоценными камнями из ларца и со слугою отправил своему молодому другу, то есть мне. Я не знал, что курица начинена и призвал своего чернокожего раба, которого купил, специально для нас с Ниёзом. Он был обучен утонченным приёмам африканской любви, у него был длинный, но удивительно тонкий клинок и я в нетерпении хотел насладиться им. Но я хотел сделать его своим братом, так я полюбил чернокожего.


Страницы: [ 1 ]

E-mail автора: slon220@yandex.ru



Читать из этой серии:

» Сказка о четырёх путниках. Часть 2
» Сказка о четырёх путниках. Часть 3
» Сказка о четырёх путниках. Часть 4

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







- Так интересно, - неожиданно сказала Лена, оторвавшись от журнала, - Малышам ставят клизму лежа на спинке с задранными вверх ножками а детям постарше на боку. Только по-моему на спинке гораздо удобнее.
[ Читать » ]  


Мой восемнадцатисантиметровый голован был в полном блаженстве. Перестав его мастурбировать, я отодвинул крайнюю плоть хуя - твердая розовая головка блестела от выделившейся смазки. Удерживая моего баловня с обнаженной головкой левой рукой, я облизал себе пальцы правой так, что они оказались обильно смочены слюной. Начинаем "ручной миньет"! Указательный, средний безымянный и большой пальчики по очереди или вместе скользили по уздечке, делали круговые виражи по конусу, сладко ласкали маленькие губки головки - влажно и приятно, как язычок с губами при миньете, только смачивай пальцы! Я представил, что Нина и я отлизываем и отсасываем друг другу в позе "69" - и начал водить языком себе по губам, представляя, что это вульва сестры. Нинка поставила левую ногу в ванную, продолжая стоять правой на кафеле. Из-за этого половые губы ее волосатой нетраханой вульвы чуть оттопырились, и стал виден бутончик входа во влагалище. (-Тогда, в тот момент, мне подумалось, что Нина - это лучшая девушка на Земле, богиня соблазна и искушения, и что насладиться ее красотой и непорочностью - удел избранных. Первый в этом явно немногочисленном списке избранных был я.) А вот и правая нога последовала за левой, и Ниночка опустилась в ванную. За те пятнадцать-двадцать минут, что Нина была в душе, я кончил семь раз. Потому что просто не мог остановиться. Кого, например, не возбуждает, как девушка бреет себе заросшую киску, дочиста? Или как она намыливается, проводя своими же руками по всему телу, как бы лаская его, закрывая при этом глазки? Как стоит под душем, улыбаясь, нежась в потоке теплых водяных брызгов? Кто не кончит, когда практически перед его лицом она натягивает трусики на кису, даже не догадываясь о постороннем присутствии? А если проделывавшая все это красивая девушка - твоя старшая сестра, которую ты первый раз в жизни видишь абсолютно нагой, твое вожделение с детства, твоя любовь, которую реально ты не трахнешь никогда?: Все телек гоняешь? - раздался звонкий голос Нины. Приятно пахнущая, чистая, в халатике и с полотенцем на голове, она приоткрыла дверь в зал. - С легким паром, Нин! - как ни в чем не бывало, сказал я и переключил программу. Она ни о чем не догадалась. С того момента я подметил, что во вторник, а иногда и в четверг вечером, родители приходят позже обычного. Раньше, наверное, просто не обращал внимания. Я частенько стал надрачивать на мою сестренку, когда она принимала ванну. Раза с четвертого она меня пропалила, но выскакивать из ванной, закатывать скандала или делать чего-то еще в этом роде не стала. Внешне, то есть, не отреагировала никак. Наоборот, стала ближе подходить к двери при раздевании, "ронять" шампунь на кафель и опускаться на четвереньки вульвой ко мне почти вплотную поднимать его, дольше и как-то эротичнее намыливаться. Что она вытворяла при бритье пизды, вообще отдельная история. При родителях, да и даже друг с другом, мы оба ни разу не заикались о происходящем во время приема душа Ниной.
[ Читать » ]  


Есть вещи, о которых пишут только документально. Это вещи святые, не допускающие вульгарности литературных интерпретаций. Такой темой для меня, современной московской дамы, является потеря невинности. Ах, боже мой, это было целую вечность назад. Это было в другом городе, в другое время и теперь уже и в другом государстве. Вообще, это было в другой жизни.
[ Читать » ]  


Зверь, родившийся внутри меня, хотел ещё, ещё и ещё! И я давала себя - да, бери, да ещё! Я уже не чувствовала отдельных толчков в матку, всё слилось в единый, затянувшийся прыжок в бездну. Когда летишь с высоты и сделать уже ничего не возможно, тогда начинаешь чувствовать всю прелесть падения с большой скорости. Это ощущение захватило меня. Пред моими закрытыми глазами стояла картина паровоза, влетающего на всех парах в тёмный тоннель. Его поршни двигались туда-сюда, вперёд-назад с бешенной скоростью. Их движение по смазанной и гладкой поверхности было таким красивым, доставляли такое ощущение! И вот наконец паровоз даёт оглушительный сигнал! Пар со свистом летит из трубы.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 limona.online. Все права защищены.

Rax.Ru